Знакомства николаев колчак елена

Колчак, Верховный правитель России | КУЛЬТУРНЫЙ ЛАНДШАФТ

Жизнь и судьба адмирала Колчака обросли легендами, С момента знакомства до расстрела прошло пять лет. . Игорь Николаев. Никулина Елена .. Знакомство с материалами допросов арестованных показывает, что национальность и проделавший путь от «царевича Алексея» при одном из генералов Колчака до члена РКП(б). обозначенный номинал в 25 рублей на 75; канцелярист Николаев и сержант Шулепин в В годы Гражданской войны Колчак издал приказ-При вступлении в город артистов, Это знакомство заметили работники кино, что послужило поводом для его У единоросса Елены Раховой, прославившуюся тем, что она Про Пугачёву или Николаева Валерку ещё напишите!.

Однако о раннем его детстве из этого документа можно почерпнуть лишь самые краткие сведения. Политикой она не интересовалась. А Василий Иванович придерживался очень консервативных взглядов в политике. На его мировоззрение неизгладимый отпечаток наложило николаевское царствование. Чтобы поступить в первый класс а не в приготовительныйнужно было сдать экзамен, за который взималась плата.

На том же документе стоит помета за чьей-то подписью: Мы помним, что и Василий Иванович свой жизненный путь начинал с гимназии. Остаётся лишь гадать, хотел ли он, чтобы его сын стал военным. Чтобы стать офицером, надо было идти в юнкерское или морское училище, инженером — в реальное.

Гимназия же предполагала занятия науками или службу по гражданскому ведомству. Маленький народ, собравшийся в одном классе с юным Колчаком, представлял все основные классы и сословия тогдашней России: Около трети были сыновьями чиновников, преимущественно мелких.

Офицеры, чьи дети учились в этом классе, тоже были в небольших чинах. Один из лучших учеников в классе был потомком дворового мужика. Кстати говоря, успеваемость у гимназистов была явно не на высоте. Относительно успешно шло постижение Закона Божия и географии: Хуже всего обстояло дело с немецким и французским языками, по которым Колчак получал в четвертях тройки, тройки с минусом и двойки. Письменный переходной экзамен Колчак едва ли не провалил: По русскому и французскому языкам назначены были устные испытания, на которых получены были тройки, и окончательный балл по обоим предметам определили как три с минусом.

Педагогический совет принял решение о переводе в следующий класс. Плохая успеваемость, возможно, отчасти объяснялась дальностью гимназии от места жительства. Она находилась на Фонтанке, вблизи нынешней площади Ломоносова. А у Колчаков, людей небогатых, вряд ли был собственный выезд. Можно предположить, что именно из-за дальности расстояния Колчак пропускал много уроков: Потом, правда, это количество сократилось, но отметки лучше не стали. Вячеслав Менжинский, тихий и застенчивый мальчик с большими ушами, тоже не радовал родителей своими успехами.

По русскому языку и Закону Божьему его отметки были немного лучше, чем у Колчака, по остальным предметам примерно такими. В первом классе Менжинский оставался на второй год. По-видимому, не привлекала его гимназия, не заинтересовали преподававшиеся в ней предметы.

Он мечтал о другом, и не случайно оценки по географии были выше прочих. С его учреждением упразднялась Московская школа, или Академия в Сухаревой башне. Морской корпус разместился в Петербурге на Васильевском острове, в двухэтажном дворце, ранее принадлежавшем Миниху.

Фельдмаршал, пленивший Колчак-пашу, впал в немилость и коротал свои дни в далёком Пелыме. В числе выпускников года были Иван Крузенштерн и Юрий Лисянский, в — годах руководившие первой русской кругосветной экспедицией. Крузенштерн был назначен на должность директора Морского корпуса и долгие годы его возглавлял. В году из корпуса вышел М. Лазарев, в м — П. Нахимов, в м — В. За немногими исключениями, весь цвет русского военного флота был взращён в этих стенах.

В разные времена ежегодный выпуск составлял 40—60 человек. В среде русского дворянства появились родовые кланы с давними морскими традициями. Выходцы из этих семей из поколения в поколение учились в Морском корпусе: В году Морской корпус был переименован в Морское училище. Оно стало более доступным для выходцев из других сословий. Однако в году, уже при Колчаке, училище вновь стало называться Морским кадетским корпусом. В корпусе многое было сделано для того, чтобы кадеты приобщались к традициям этого старого и заслуженного учебного заведения, к традициям русского флота.

В корпусной церкви на стенах были установлены чёрные мраморные доски с именами воспитанников, павших в сражениях. Кадет Колчак мог видеть 17 таких досок. На последней из них были написаны имена офицеров, погибших в Русско-турецкой войне — годов. На серых мраморных досках были высечены имена выпускников, погибших при кораблекрушениях и исполнении служебного долга. На мраморных досках в здании самого училища золотыми буквами записывались имена тех, кто был первым в своём выпуске.

В Морское училище принимались мальчики в возрасте 12—14 лет. Курс обучения был шестилетний. За это время воспитанники завершали среднее образование и получали высшее военно-морское.

По окончании пятого года обучения кадеты производились в гардемарины. В строевом отношении воспитанники училища составляли батальон, а каждый курс — роту.

В училище было пять кадетских рот и одна гардемаринская. По воскресеньям в отпуск увольняли только тех, у кого в Петербурге были родители. Ещё со времён Крузенштерна сложился довольно жёсткий распорядок дня: Каждый день было три урока, по полтора часа.

Строевые учения — тоже полтора часа. Свободного времени полагалось три часа в день. После вечернего чая желающие могли идти ко сну, а с 11 часов все должны были спать.

Епанчин, продолжавший крузенштерновские традиции. В году его сменил контр-адмирал Д. Он был участником нескольких военно-дипломатических миссий, а затем многие годы служил воспитателем при великих князьях Сергее и Павле Александровичах. Затем он обратил внимание на то, что их головы слишком забиты морскими науками, что они в большинстве своём слабо разбираются во всём, что выходит за эти рамки. Они неотёсанные увальни, не умеют вести себя в обществе, особенно дамском. Адмирал же был убеждён, что морской офицер должен уметь показать себя не только в бою, но и в свете.

С приходом Арсеньева в старших классах стали преподавать высшую географию и статистику, русский язык, литературу и Закон Божий. В первой старшей кадетской роте ввели внеклассные лекции по русской истории, а в гардемаринской — по всеобщей. В училище приглашались известные учёные для чтения популярных лекций. Так, например, в конце го — начале года профессор Петербургского университета СП.

Глазенап прочитал цикл лекций по астрономии. Конечно, в эти часы многие воспитанники били баклуши, но наиболее развитые занимались по собственной программе. Некоторые интересовались историей, особенно военно-морской, читали описания плаваний и путешествий.

Другие знакомились с новинками литературы. Третьи строили модели кораблей. Теперь, когда свободного времени стало меньше, многое из этого пришлось оставить. Чтобы обучить кадет хорошим манерам, Арсеньев ввёл уроки танцев.

Однажды он сам явился на такой урок. По ходу объяснений понадобилось показать, как держать даму в вальсе. Адмирал вызвал одного из воспитанников и, подхваченный набегающими волнами музыки, забыв обо всём на свете, закружился с ним, красным от смущения, в пленительном и томном танце.

Несмотря на неуклюжесть партнёра, начальник училища показал высший класс. Только воспитанники опять же начали сомневаться и спорить между собой: Однажды колчаковский однокурсник Георгий Гадд явился к врачу с высокой температурой, а тот его выгнал, даже не выслушав: Лекарь был новый и не знал, что в училище состояли четверо или пятеро Гаддов, к тому же достаточно друг на друга похожих.

Родственные связи, конечно же, помогали самым юным воспитанникам освоиться в незнакомой обстановке. Александр Фёдорович Колчак первый из Колчаков в Морском училище, впоследствии адмирал был выпущен в году.

Так что у его двоюродного племянника не было в училище никого, кто мог бы прийти на помощь, кто связывал бы с оставленным миром семьи и детства. Преодолеть одиночество, особенно острое в первый год, Колчаку помогала дружба с одним из однокурсников.

знакомства в николаеве

Такой дружеской близости у Колчака за всю жизнь, наверно, больше ни с кем не было, и недаром даже на допросе, за несколько дней до гибели, он вспомнил о нём, не называя по имени: Из слов Колчака можно понять, что они познакомились ещё до поступления в училище. Скорее всего, так и было, ибо вдова имела жительство в здании Обуховской больницы.

По-видимому, начал взрослеть, появилось чувство ответственности, да и сама учёба стала осмысленным делом: Они с Филипповым действительно выделялись на курсе своими успехами. Её автор, контр-адмирал и известный в эмиграции писатель-маринист Дмитрий Никитин псевдоним — Фокагитовзакончил Морской корпус на три года раньше Колчака, которого, несомненно.

Брат его Андрей, скончавшийся в году, учился вместе с Колчаком. И в упомянутой статье рассказ временами ведётся как бы от имени покойного брата и скорее всего с его слов. К такому приёму вряд ли решился бы прибегнуть мемуарист, далёкий от литературы; профессиональному писателю это не казалось чем-то необычным или недопустимым. Ярко горят керосиновые лампы, и за своими конторками, уставленными вдоль длинной комнаты… сидят кадеты и зубрят.

Среди лёгкого, как шелест листьев, шума, неизбежного, когда несколько десятков людей занимаются наукой, до меня доносится чей-то негромкий, но необыкновенно отчётливо произносящий каждое слово, как бы отпечатывающий каждый отдельный слог голос: Тот смотрит на своего ментора с упованием… Ментор этот, один из первых кадет по классу, был как бы постоянной справочной книгой для его менее преуспевающих товарищей.

Если что-нибудь было непонятно в математической задаче, выход один: Я смотрю на него и думаю: Кроме учёбы, воспитанники любого учебного заведения, а военного тем паче, оцениваются ещё с одной стороны — по поведению.

И в этом отношении Колчак и Филиппов имели разные показатели. Кадеты и гардемарины не всегда вели себя безупречно.

Случалось, они разговаривали, пересмеивались и шалили в строю и на занятиях, спали после побудки, курили в ватерклозете, дерзко отвечали на замечания офицеров, писали на стенах нехорошие слова, а во время плавания оставляли вахту, ни у кого не спросясь, не выходили на аврал особенно ночьювозвращались из города пьяными. И за всё это сидели под арестом. Каждый такой случай заносился в кондуитный журнал. Похождения некоторых личностей в этом журнале занимают несколько страниц.

У других единственная страница так и осталась пустой. За шесть лет учёбы у Колчака появилось четыре записи в кондуитном журнале. Строгий арест на трое суток был наложен самим Арсеньевым. А 29 мая года, почти в летнем возрасте, вдруг расшалился во время занятий и был оставлен без обеда. Деятельность Филиппова описана в журнале гораздо подробней.

Он часто шалил, как видно, ещё был и любителем поспать, а потому неоднократно опаздывал на утреннюю гимнастику. Так что друзья были очень не похожи. По окончании зимних занятий, после небольшого отпуска, все воспитанники, за исключением самых младших, отправлялись в плавание.

Училище имело целую эскадру: Правда, такая эскадра мало кого могла устрашить. Колчак впервые вышел в море в году. На этом корабле поднял свой флаг командующий эскадрой контр-адмирал Ф.

Вместе с Колчаком учился его сын Алексей, не отличавшийся успехами. Кадетам, первый раз участвовавшим в плавании, ставилась задача: Особое внимание обращалось на то, чтобы научить водить шлюпку под парусами. Это должно было развить глазомер, находчивость и отвагу. Кадет, явившихся на борт корабля, встретил его командир, капитан 1-го ранга В. Это был настоящий морской волк. Суть его приветственной речи можно было изложить в нескольких словах: Но командир по старой морской привычке украсил свою речь такими выразительными оборотами, которые многие кадеты слышали первый раз в жизни.

Это было тем более в диковинку, что в корпусе офицеры изъяснялись с воспитанниками всегда подчёркнуто корректно. Младшие воспитанники усиленно занимались на шлюпках. В конце июля состоялись общие для всех рот гребные и парусные гонки. Затем было произведено десантное учение. Вряд ли первое плавание оставило у юного Колчака приятные воспоминания. Лето на Балтике выдалось холодным.

Другой воспитанник был уличён в воровстве — его тотчас же списали с фрегата, а потом исключили из училища. Главное же, Колчак воочию увидел, с каким тяжёлым, изнурительным трудом связано морское.

Даже адмирал Геркен в своём отчёте отмечал, что юноши подвергаются почти непосильной нагрузке. Командующий также сообщал, что ежедневная одежда кадет и гардемарин, состоящая из фланелевых рубах и суконных брюк, так износилась, что её приходится чинить каждый день. В таком же виде и их сапоги. Но юноша проявил характер и выстоял, воспринимая хорошее и, как увидим далее, не воспринимая плохое. Едва началась следующая морская кампания, года, как адмирал Геркен получил телеграмму от полковника Колчака: Василий Иванович похлопотал в министерстве, и сыну увеличили отпуск до семи дней.

Свидание с сыном, видимо, помогло Ольге Ильиничне. Но с этого года она начала болеть. Никитин, в роте, где состоял Колчак, числился и великий князь Алексей Михайлович, самый младший из шестерых сыновей Михаила Николаевича, брата Александра П. Он участвовал в двух или трёх плаваниях, но в последнем сильно простудился, заболел и больше уже не бывал ни в корпусе, ни в плаваниях. Начал с самых азов — со слесарного дела, которому его обучали обуховские рабочие.

Знакомство с ними пробудило у юноши интерес к социальным вопросам. По-видимому, он успел даже что-то прочитать на эту тему. Но возобновились занятия в корпусе, и все прочие дела пришлось оставить.

Известный английский изобретатель и пушечный король Уильям Джордж Армстронг, приезжавший на Обуховский завод, предложил молодому Колчаку поехать в Англию, пройти школу на его заводах и стать инженером. Среди вверенных его попечению кадет был Михаил Смирнов, оказавшийся рядом с Колчаком в последние годы его жизни. В воспоминаниях Смирнова очерчен ещё один ранний его портрет: Мы чувствовали в нём моральную силу, которой невозможно не повиноваться, чувствовали, что это тот человек, за которым надо беспрекословно следовать.

Наступил год, отмеченный в судьбе Колчака несколькими событиями, печальными и знаменательными. После тяжёлой болезни, в возрасте 39 лет, умерла его мать. На престол вступил император Николай II, с которым Колчаку впоследствии довелось несколько раз встречаться. В этом же году Колчак заканчивал Морской корпус.

По завершении занятий гардемарины должны были отправиться в месячное плавание, а затем сдавать выпускные экзамены. До конца месяца всё шло хорошо. Но во время этого последнего перехода на Балтике резко испортилась погода. Из-за сильного волнения начались перебои винта. Пришлось прекратить пары и вступить под паруса. Между тем волнение перешло в свирепый шторм. Командир приказал спустить некоторые паруса. Корабль черпал левым бортом. Старые бронзовые пушки грозили сорваться с мест.

Командир уже подумывал о том, что придётся срубить мачты и выкинуть за борт пушки. Но было ещё одно обстоятельство, о котором знали только он, командир, старший офицер и механик: С этим ничего поделать было. Без мачт и с поломанным двигателем судно превратилось бы в игрушку волн. С большим трудом удалось добраться до Либавы ныне Лиепая и там переждать бурю. В Кронштадт пришли 7 сентября. Когда корвет ввели в гавань, на его борт поднялись адмиралы Арсеньев и Мессер — тот самый Мессер, который пять лет тому назад очень красочно приветствовал кадет, явившихся на первую свою морскую практику.

Теперь он возглавлял экзаменационную комиссию. И результаты этого экзамена, самого первого, действительно оказались обескураживающими. Глядя на ведомость, можно подумать, что гардемарин впору было не представлять к офицерскому званию, а возвращать назад, в кадеты.

Едва ли большинство удовлетворительно ответило на половину поставленных вопросов. Даже Филиппов отвечал неважно 14 из 22 вопросов. Начальство и сами гардемарины объясняли провал тем, что экзамен был назначен внезапно, сразу по возвращении. И только Колчак не был застигнут врасплох. Единственный из всей роты, он ответил на все 15 заданных вопросов. На следующих экзаменах гардемарины выглядели гораздо.

По машинному, штурманскому делу и по артиллерии Колчак также ответил на все вопросы, но на этот раз он не был единственным. А на экзамене по минному делу Колчак удовлетворительно ответил только на четыре из шести заданных вопросов.

Теперь кое-кто отвечал и получше. После экзаменов был составлен, в порядке убывающей успеваемости, список выпускников года. Первым в выпуске должен был быть Колчак, но он, как говорят, запротестовал, считая, что это место принадлежит Филиппову.

Колчак, видимо, возмутился тем, что данные из кондуитного журнала определяют место в выпуске.

Колчак, Верховный правитель России

В итоге Колчак в списке оказался после Филиппова. Как утешение, он получил премию адмирала П. Рикорда — одну из денежных премий, вручавшихся нескольким лучшим выпускникам. Тем же приказом от 15 сентября года, коим выпущенные гардемарины были произведены в мичманы, он тоже получил чин мичмана и занял место во главе списка.

Филиппов стал вторым, а Колчак третьим. В таком виде этот список перепечатан из сборника приказов по флоту в книге Н. Остаётся неясным, чьё имя попало на мраморную доску в Морском корпусе. Филиппов в своих послужных списках писал, что именно его имя было запечатлено золотыми буквами. А Колчак говорил, что он вышел вторым. В году Филиппов получил чин лейтенанта, а по возвращении из заграничного плавания вышел в запас и женился. В году, в связи с началом Русско-японской войны, его призвали из запаса и зачислили в й флотский экипаж.

В военных действиях он не участвовал и вскоре по окончании войны вышел в отставку. Филиппов имел жительство на Екатерининском канале и работал инженером на Балтийском судостроительном и механическом заводе.

Путь через южные моря от Кронштадта до Владивостока тогда совершался примерно за полгода. И когда крейсер преодолел извилистый и трудный вход, открылся вид на просторную бухту Золотой Рог, способную вместить огромный флот, и на молодой город, хаотично раскинувшийся по её берегам.

Остальная часть города — деревянные дома — была в беспорядке разбросана по холмам и балкам. Окружающие город сопки когда-то покрывал густой строевой лес. Но его давно вырубили. На сопках появились глинистые обрывы и пролегли овраги. По горам вокруг бухты опытный глаз военного различал крепостные форты. Укреплён был и остров Русский, запиравший вход в бухту. Зимой, когда бухта начинала покрываться льдом, Тихоокеанской эскадре приходилось отходить на юг.

По соглашению с японским правительством она зимовала либо в Нагасаки, либо в каком-то другом японском порту. В те годы русские военные корабли так часто посещали Японию, что трудно сказать точно, когда впервые Колчак увидел эту страну. Может быть, ещё по пути во Владивосток предстала пред ним Япония эпохи Мэйдзи, открытая уже для европейцев, но во многом ещё старая, патриархальная все в кимононе техницизированная, как сейчас, очаровательно гостеприимная, с гейшами, назначение которых для грубых европейцев так и осталось не вполне понятным, с пёстрыми знамёнами, развевающимися у каждой лавки и балагана и зазывающими туда, как в рай земной, с мягкими очертаниями гор и прихотливыми изгибами бухт, с уникальным соединением двух религий — буддизма и шинтоизма.

Уже тогда Колчак заинтересовался философией буддизма, разделившегося на множество направлений, от созерцательных до откровенно воинственных. Он даже попытался изучить китайский язык, чтобы читать в подлиннике буддийские тексты. Ненюков впоследствии адмирал вспоминал о Колчаке: Он чрезвычайно интересовался военно-морской историей и знал все морские сражения, как свои пять пальцев.

Уроженец Тифлиса, Дукельский был старше Колчака на четыре года. Как и Колчак, он был вторым в своём выпуске. Эскадра совершала длительные плавания в Японском и Жёлтом морях. Колчак заинтересовался гидрологией этих морей, главными течениями, свирепыми дальневосточными тайфунами. Изучил двухтомный труд адмирала С. Мой дядька еще легко отделался - ему только все ребра переломали, пока искали "красных" Многие крестьяне, переселившиеся в нашу губернию во времена Столыпинской реформы, были вынуждены целыми деревнями спасаться в лесах.

Их деревни просто сжигали". Партизанский отряд тестя Свинина конвоировал золотой запас армии Колчака до Иркутска. Партизанское движение, организованное большевиками в Сибири, - миф советского времени. Оно возникло стихийно - как реакция на палочную дисциплину, безумные репрессии и реквизиции. Так что колчаковцы собственной жестокостью, увы, только помогли коммунистам. Удача компартии - что она смогла стихийное движение недовольных взять в свои руки". Они выбрали "красных", поскольку уже хорошо знали "белых".

А потом сопротивляться было уже поздно. Сам Колчак свои политические убеждения в письмах к любимой женщине обрисовывает предельно внятно: Еще одна предельно внятная оценка: Власть не может принадлежать массам в силу закона глупости числа: Это сказано в м. Поиски красных и их пособников по деревням, переходившие в резню и побои, политика "выжженных деревень" порождали ненависть. Многие крестьяне только что сняли шинели солдат Первой мировой войны, они устали воевать и, по большому счету, были вообще равнодушны к любой власти.

Но Колчак начал мобилизовывать крестьян. Колчак не контролировал, не мог контролировать военные формирования. Многое зависело от командиров, среди которых, как в любой добровольческой армии, было много авантюристов. Они играли с судьбой, - размышляет заведующий кафедрой истории Иркутского технического университета профессор Игорь Наумов. Колчак оказался зависимым от. Он стал заложником ситуации, предопределившей его гибель". Барон Будберг так описывал Колчака, "испитого и сурового на вид": А вот выдержки из дневника Н.

Устрялова за год: Адмирал, провозглашенный Верховным правителем России, остро чувствовал ответственность за страну и свое бессилие: Поистине - трагедия повторяется как фарс. Сегодня эта метафора звучит как нельзя более актуально.

Справка Колчак Александр Васильевич родился в году в офицерской семье, окончил Морской кадетский корпус. Получил известность как исследователь сибирской Арктики. Участник русско-японской войны, командовал миноносцем "Сердитый", затем артиллерийской батареей в Порт-Артуре, был награжден золотым оружием "За храбрость".

В начале Первой мировой войны служил в штабе Балтийского флота, организатор успешной минной войны на море. В году произведен в контр-адмиралы, затем в вице-адмиралы и назначен командующим Черноморским флотом.

В июне года ушел в отставку в знак протеста против развала русского флота. При этом произнес перед матросами гневную речь и выбросил в море золотое оружие. В апреле-мае года занимался формированием белых войск в Маньчжурии. В ноябре того же года был назначен военным министром Директории.

После военного переворота ноября - Верховный правитель России с диктаторскими полномочиями. Арестован белочехами под Иркутском. Расстрелян в феврале года в Иркутске по личному распоряжению Ленина. Тимирева Анна Васильевна родилась в году в Кисловодске, в семье известного музыканта Сафонова. В году семья переехала в Петербург, где Анна Васильевна окончила гимназию княгини Оболенской г. Свободно владела французским и немецким. В годах - переводчица Отдела печати при Управлении делами Совета министров и Верховного правителя.

Самоарестовалась после ареста Колчака в январе года. Освобождена в том же году по октябрьской амнистии. В мае года вторично арестована. Успеху переворота способствовала также дезорганизация работы сыска — как раз в году Петр III упразднил Тайную канцелярию и оставил не у дел ее многолетнего начальника А.

Однако последствия переворота, как это было и в х годах, продолжали беспокоить правящие круги империи еще несколько лет. Опасная идея постепенно передвигалась с периферии общественной жизни в ее центр, а затем материализовалась на практике: Таким образом, перевороты в итоге ударили бумерангом по самой верховной власти.

Дела Тайной канцелярии времен Елизаветы показывают, что совершенный гренадерами-преображенцами переворот одобряли не. Уже в январе года Финч отметил ропот в гвардии. На вопрос, что делать с императрицей, Турчанинов ответил: Недовольство проявляли даже искренние сторонники бывшей опальной цесаревны. Воронцова и многих других высших чиновников. В году поручик Ширванского полка Иоасаф Батурин предложил великому князю Петру Федоровичу возвести его на престол: Уже с года среди охранявших брауншвейгское семейство в Риге гвардейцев стали вестись разговоры о порядке наследия престола.

В июне года императрица лично допрашивала дворянина А. Правда, из болтовни Беклемишева следовало, что офицеры братья Новиковы и капитан И.

Зиновьев республиканские порядки понимали своеобразно: Информация о самом принце в столице распространялась из первых рук: Подобные разговоры порождали отклик — особенно у тех, кто считал себя обойденным. Память о свержении младенца-императора пережила и переворот года. Материалы Тайной экспедиции дают возможность представить общественную атмосферу после переворота.

Присланный в столицу по распоряжению Панина отставник божился, что всё это ему рассказывали конногвардейцы, действительно опасавшиеся нападения соперничавших полков. Прусский и французский дипломаты уже в году отмечали существование оппозиции фавориту императрицы Григорию Орлову и его братьям, против которых интриговали недавние друзья и сторонники. Дело было решено тихо — виновные без суда отправлены в ссылку. Еще раньше в Казань был сослан преображенский майор Василий Пассек, о поведении которого было приказано докладывать Панину.

Но в полках продолжалось брожение; имя, казалось, забытого узника Ивана Антоновича не сходило с языка. В мае года преображенец Михаил Кругликов пожаловался друзьям из Конной гвардии в пьяной беседе: Екатерина в особой записке попросила следователей: Третий собеседник подошел к делу наиболее прагматично: Но посланник помнил исторический урок и платить отказался, поскольку Елизавета по воцарении нисколько не помогла Швеции. Тем же летом рядовой Казанского кирасирского полка Яков Белов всего-то хотел починить сапоги у знакомого мастера в Москве на Тверской улице, но наугощался до отчаяния: Старый преображенский солдат Яков Голоушин жаловался: Но сам гвардеец и его сослуживцы сочувствовали узнику и даже сожалели о свергнутом Петре III: Гвардейцы обсуждали возвышение Орловых, а вместе с ним и возможность нового переворота: Мы сломили голову и императору; мы вольны, и государыня в наших руках.

Гренадеры-измайловцы Михаил Коровин и его друзья категорически заявляли: Интересно, что в череде подобных дел — годов наблюдается уверенность в скором восшествии на престол заточенного государя. Весной-летом года преображенцы говорили о скорой присяге и даже о данном Иваном Антоновичем обещании увеличить солдатское жалованье до 30 рублей. В апреле года гвардейцы обсуждали предстоявшее путешествие Екатерины II в Прибалтику. Обсуждали этот политический вопрос и солдаты Суздальского полка: Проходившие на протяжении июня допросы установили наличие оригинального плана урегулирования династической проблемы: Вслед за Хвостовым под следствие угодили преображенские прапорщик Иевлев и капитан-поручик Соловьев.

За несколько дней до попытки освободить шлиссельбургского узника поступил донос на измайловского сержанта Василия Морозова. Доклад о расследовании был подготовлен 2 июля года; его руководители Неплюев и Вяземский почему-то решили болтливого чиновника не трогать. Находившаяся в Риге Екатерина это решение одобрила, что выглядит странно, особенно в свете случившейся в ночь с 4 на 5 июля попытки переворота. Разбиравший в е годы XIX столетия секретные бумаги прошлых царствований министр внутренних дел Д.

Попытка Мировича родилась в атмосфере ожидания переворота.

Кандидат в Зеленские: канадский русофоб актёр Серебряков » Военное обозрение

Оказалось, что незнатный и никому не известный младший офицер без особых усилий смог увлечь за собой солдат из охраны важнейшей политической тюрьмы, готовых подняться на мятеж по артельному принципу: Впервые переворотная акция планировалась без участия гвардии. В остальном подпоручик собирался повторить действия самой Екатерины. Шансы Мировича были ничтожно малы: Усилий одного Мировича было явно недостаточно, а выросший в изоляции принц не годился на роль графа Монте-Кристо. Смерть несчастного Ивана Антоновича в году разрядила обстановку.

Старший солдат из Николаева Елена Кольчак очаровала всю страну!

В качестве претендентов на престол теперь стали являться лишь сумасшедшие, вроде пытавшегося предложить Екатерине руку и сердце садовника Мартина Шницера. Политическая трагедия переходит в бытовой жанр: Прапорщик 3-го гренадерского полка Алексей Фролов-Багреев в расстройстве объявил товарищам: Друзья-картежники тут же донесли, и следствие возглавил сам Никита Иванович Панин.

От греха подальше Фролова-Багреева перевели из столицы в Севскую дивизию. Уже с первого дня нового царствования в ее ряды стали зачисляться солдаты из полевых полков.

Только в одном Преображенском полку лишь за год новые чины получили 9 капитанов, 17 капитан-поручиков, 21 поручик, 21 прапорщик и 23 сержанта. Однако начиная с года дела Тайной экспедиции фиксируют — опять-таки в столично-гвардейской среде — упоминания в качестве претендента на престол великого князя Павла Петровича.

В году отставной конногвардейский корнет Илья Батюшков и подпоручик Ипполит Опочинин мечтали: Законным наследником друзья считали Павла; впрочем, Опочинин не исключал, что… сам имеет право на престол: В том же году к следствию были привлечены преображенский капитан Николай Озеров и его друзья — бывший лейб-компанец Василий Панов, отставные офицеры Ипполит Степанов, Никита Жилин и Илья Афанасьев. Заговорщики не просто ругали императрицу и ее фаворита — критике подвергалась вся внутренняя и внешняя политика Екатерины.

О каких обещаниях в данном случае шла речь, не вполне понятно; но другие упреки были конкретизированы: Озеров накануне ареста успел приготовить план Летнего дворца.

Но Степанов имел неосторожность проговориться вдове-полковнице Анне Постниковой, которая спешно донесла на приятеля. В то же время критика существовавшего порядка велась ими с точки зрения специфических военно-служилых интересов: Из дела следует, что таких попыток у заговорщиков не было, как не было у них и опоры в солдатских рядах.

В июне года обнаружились планы другой группы преображенских солдат-дворян во главе с капралом Матвеем Оловянниковым. Но предвкушение удачи вскружило молодым солдатам головы: Оловянников считал возможным уничтожить наследника и обвинить в этом императрицу с целью оправдания ее убийства, а затем самому занять трон: Вопреки обычному правилу, подобные беседы, как выяснилось в ходе дознания, продолжались около года, и никто из привлеченных к следствию не донес.

Екатерина была весьма обеспокоена: Помимо 22 основных участников были арестованы еще многие. Императрица стремилась любой ценой пресечь ходившие по столице слухи, приказав генерал-прокурору: Екатерина, дама мужественная и отчасти циничная, не смогла сдержать удивления: Едва ли самодержице приходило в голову, что дерзость летних солдат была побочным результатом ее собственной инициативы по захвату власти. В значительной степени это Екатерине удалось. Совет при высочайшем дворе Екатерины не обладал самостоятельностью своих предшественников: Екатерина обновила в году состав Сената, заменила руководство половины коллегий и губерний.

Идеальной фигурой такого фаворита-сотрудника стал Г. Потемкин — военный министр и генерал-губернатор Новороссии. Шешковского императрица по-прежнему принимала во дворце.

К концу царствования регулярным занятием Екатерины становится чтение перлюстрированной иностранной и внутренней почты, в том числе корреспонденции наследника. В столицах появились профессиональные информаторы, следившие за подозрительными, с точки зрения властей, лицами. Их глаза и уши незримо присутствовали даже во дворце. Француз-волонтер на русской службе граф Рожер де Дама весной года в пустом зале Зимнего дворца, наблюдая за маршем отправлявшихся на фронт гвардейских частей, произнес: Граф был удивлен, когда через два дня Екатерина напомнила ему эту фразу; он не подозревал, что императрица видела в нем шпиона и даже не желала поэтому определять молодого француза в гвардию.

Даже опала теперь не означала безвозвратного крушения карьеры. Разумовский; устраненный из Сената генерал-прокурор А. Глебов стал генерал-губернатором Белоруссии, а отставной фаворит П.

Завадовский — крупным чиновником. Как и ее предшественницы, императрица проверяла рапорты по полкам, следила за чинопроизводством и вникала в судебные дела гвардейцев; внимательно наблюдала за их настроениями: