Знакомства мальчикам гей по телефону

Мальчики спали с мужчиной, чтобы бесплатно поиграть на компьютере

«Она ответила, что геи — это болезнь и, слава богу, что у нас в России их . В сентябре я шла по нашему пешеходному «Арбату» и говорила по телефону со . Гарри Бенька. Сайтов знакомств и гей-групп «ВКонтакте» при почтовый ящик «ВКонтакте» пришло два письма от мальчиков из. на стройку, он имел обыкновение отдавать мне свои ценные вещи — телефон или деньги. И однажды я обнаружил, что существует сайт знакомств для Геи нашлись и в Гудермесе, я встречался с каким-то парнем. . другу изменяют, в которой мальчики и девочки поменялись ролями?. Мы даже смотрели на каких-то наших друзей-мальчиков как на До переезда слова «гей» я не знал, там его никто не употреблял ни в каком смысле. Потом . Где, как, с кем знакомиться, было непонятно. .. Но сам тут же удалил из телефона его контакты и больше с ним не связывался.

Grindr очень похож на всемирно известное приложение для универсальных знакомств Tinder. Принципы их работы одинаковы: На главном экране расположена галерея фотографий пользователей — с каждым из них можно начать приватное общение или узнать о нем побольше, заглянув в профиль.

Для того чтобы людям было удобнее знакомиться, Grindr, как и другие подобные сервисы, показывает, на каком расстоянии от пользователя находится заинтересовавший его человек. Эта возможность, впрочем, доступна не везде. В некоторых странах в том числе в Россиикоторые администрация ресурса признала гомофобными, расстояние не указывается, чтобы не компрометировать пользователей.

Для чистоты эксперимента на обычном российском сервисе знакомств был создан подставной аккаунт девушки, чтобы сопоставить поведение гетеросексуальных мужчин и гомосексуалов.

Изначально легенда пользователя Grindr была такой: Фотография была подобрана соответствующая — с просторов интернета. Увы, после нескольких часов на сервисе израильтянин не вызвал у пользователей приложения никакого интереса, хотя и пытался писать им. Фотография из профиля подставного пользователя Стратегию пришлось изменить. Несмотря на логичное предположение, что фотография юноши неопределенного возраста на вид — от 16 до 20 лет вызовет подозрения, оно не оправдалось.

Если общение с подставной девушкой на обычном сайте знакомств пользователи начинали с комплиментов и милых картинок, тут все было намного проще. Многие сразу присылали свои фото в неглиже, а после одобрительной реплики кидали снимок мужского достоинства. С места в карьер обсуждали и предпочтения в сексе — большинство парней оказались пассивами в поисках актива.

Совершенно не так обстояло дело в случае с подставной девушкой: Большинство, впрочем, сразу понимали, что тут что-то не так, и заканчивали беседу зачастую матерной репликой. Геи с Grindr оказались очень неосторожны. Большая часть бесед очень быстро сводилась к предложению встретиться. Кто-то хотел пересечься в центре Москвы после тренировки в спортзале, многие звали к себе домой.

Сначала мы решили создать аккаунт летнего израильтянина из ЦАХАЛ, который тут проездом, но на него никто не клюнул. Потом взяли смазливого юношу, на вид лет 20, и ему сразу начали писать. Это две большие разницы! Да и много лет назад сложился культ молодости — пока ты молодой, то хорош, а потом будет все хуже и хуже. Кто-то живет воспоминаниями о первом разе, и им таким образом хочется вспомнить прошлое. У меня был хороший друг, натурал бирюлевский. И больше он не проявлялся. Сказал я это назло врагам, а получается, что назло.

Я сам прежде очень плохо поступил с одним человеком. Мы дружили, общались, он приезжал ко мне в деревню. Он мне однажды позвонил и сказал: И я тогда сказал: Но сам тут же удалил из телефона его контакты и больше с ним не связывался.

А спустя год получил свой диагноз и решил ему сказать. Почему я себя так повел? Наверное, это страх смерти как чего-то неизвестного. Того, от чего ты стараешься держаться подальше. Моего знакомого год назад убили. Был прекрасный доктор, педиатр. В хорошей клинике трудился.

В марте года за неделю прошло 7 подобных случаев в Москве. Через тематическую доску объявлений брали на живца — и вот поймали двух дагестанцев. В квартире подсадной утки камера работала, и когда они начали над хозяином измываться, из соседней комнаты выскочили оперативники.

Два маньяка, 23 и 25 лет. Кляп вставляли, не гнушались сексом, потом убивали. В качестве финального аккорда брали айфон и что-то еще по мелочи. Понятно, что убийств вокруг немало, но конкретно этим дагестанцам именно такой сценарий нравился. Я свой диагноз довольно быстро принял. С этим можно жить — сейчас уже не е, когда люди от этого буквально сгорали. Главное — мониториться постоянно. Лет десять-пятнадцать — нормально. Иногда я жалею, что не уехал в Европу, когда была возможность.

Тем более что Россия в последнее время только расстраивает. Но, с другой стороны, от судьбы не уйдешь. В 17 лет мне казалось, что 22 года — уже старик. А сейчас мне под сорок, но в душе я мальчик. Моя любимая поговорка — не спеши жить.

Чем взрослее ты становишься, тем быстрее дни бегут. По молодости день тянулся, как год. А сейчас страшно хочется побегать еще подольше. Екатерина Дементьева Владимир Куликов, журналист О знакомствах по интернету и московской гей-культуре Знакомлюсь я, как и большинство геев, в интернете.

Каково быть геем в Чечне

У меня есть анкеты почти на всех сайтах знакомств, и я раз в день отвечаю на все сообщения. Другое дело с продолжением этого общения — потому что с большинством становится скучно общаться уже на пятом сообщении.

Но этот парень оказался водителем троллейбуса, и он предложил мне ночью покататься на троллейбусе. И ты понимаешь, что знаешь пять языков, а он еле говорит по-русски, но когда тебе предлагают покататься на троллейбусе, у тебя просто не получится сказать. Для меня самая большая загадка — московская гей-культура. В Нью-Йорке гей-культура — живительный источник для искусства и других сфер. Наша гей-культура не рождает ничего интересного. Самым выдающимся считается C.

У гей-клубов одно преимущество — то, что они гей- а так — сплошное разочарование. Хочется все-таки, чтобы появились гей-поэты, гей-писатели.

Московским геям не хватает самоиронии. Это либо королевы-королевы, либо сумасшедшие элгэтэбэшницы. Люди же смотрят на человека: Если бы каждый гомофоб понял, что гей, лесбиянка, транссексуал — это любой человек на улице, это, возможно, твой знакомый или друг, то изменилось бы отношение к.

У меня есть друг, с которым мы познакомились, когда он был ярым гомофобом. У нас были общие друзья. Он тогда переезжал жить в Москву. У него почти не было знакомых, и мы стали общаться. Он мог спокойно сказать мне в лицо: Меня это, конечно, смущало, но я понимала, что большинство людей просто воспитаны в такой традиции, на них глупо обижаться.

Нужно им объяснять, как-то доносить до. И я его в итоге перевоспитала. И сейчас он даже на работе, если замечает какие-то проявления гомофобии, то просит оставить людей в покое. За счет чего это получилось: А если есть одно исключение, то, возможно, исключение — это норма.

Любая ксенофобия идет от отсутствия информации. Это страх чужого, страх неизвестности. Правда, не всем удается потом отстаивать эту точку зрения среди других людей.

Но по крайней мере негативно отзываться о геях они больше не станут. Елена Мухаметшина Петр Воскресенский, врач-реаниматолог О Библии и священниках-гомосексуалистах То, что я иду куда-то не туда, я понял лет в На этом фоне я в сознательном возрасте крестился в православное христианство. Если вчитываться в текст Писания, там про это особо ничего и. В Новом Завете вообще пара слов — и непонятно, что имеется в виду. Павел перечисляет излишества вообще: Это и позволяет протестантским и лютеранским церквям относиться с пониманием к вопросу.

Когда меня спрашивают, какого я вероисповедания… В 22 года я спал с католическим священником, а в 23 — с православным.

Католический был еще не священник, а послушник. И я его выгнал. При этом он воинствующий гомофоб, считает, что гомосексуальность — это грех, мучается. Он мне полгода назад из Ватикана пишет через соцсети, что он заразился в местном университете гонореей. А ведь я был его первым парнем. Там был мальчик Сева, с которым мы сразу же сдружились. И вот наступило 31 декабря, девчонки возятся на кухне, а мы с Севой наряжаем елку.

До Нового года еще долго, а мы уже пьяные. И вот он подходит ко мне, берет за шею сзади и начинает целовать. Я его тоже немножко целую в ответ, потом понимаю, что это кошмар, и отталкиваю. Я устроил ужасный скандал, орал, что я не педик и чтоб он не смел. Потом мы все напились и помирились. Но мне с ним еще долго потом было тяжело общаться.

Я все еще был уверен, что влюбляться нужно только в девочек. И у нас был долгий мучительный роман. Правда, я не могу сказать, что секс с девушками мне когда-либо нравился. О том, что такое классный секс, я узнал с мужчиной. Когда мы разошлись с девушкой, прошло какое-то время — и мне приходят одновременно две эсэмэски с двух незнакомых номеров. Причем один абонент точно был девочкой, а второй старательно избегал рода. Так у меня завязались два СМС-романа, мы переписывались месяц, пока наконец не выяснилось, что первой писала мне девочка с курса младше, а вторым был мой однокурсник, который мне всегда был симпатичен.

Потом у нас был долгий роман. До того у меня был сексуальный комплекс. Я не могу сказать, что я до конца отдавался анальному сексу, я в этом видел дикость и неправильность. Этот парень — он был такой расслабленный, ему было абсолютно плевать на общественное мнение. И я в какой-то момент решил, что должен стать таким. Не в женской одежде, но в этаком вот образе. Я чувствовал себя потрясающе. Вовсе не потому что мне хотелось травести устроить, я не включал в себе женскость, как парни, которые начинают говорить о себе в женском роде, —.

Для меня гомосексуализм — это не поиск женского начала в себе, а, наоборот, возможность, будучи мужчиной, любить других мужчин.

И у меня получилось. С тех пор мне стало плевать на то, что я педик, и на то, что обо мне по этому поводу кто-то может подумать. За то, что я гомосексуалист, я не получал по морде ни разу. Из чего я делаю вывод, что в нашей стране гораздо сложнее быть кареглазым темноволосым парнем с нерусской фамилией, чем геем.

Если разобраться, этот разговор довольно унизительный. Я не против откровенных рассказов и смелых признаний. Возможно, для кого-то действительно важно проговорить все это публично, я не возражаю ни секунды. Да, в моей жизни, как в жизни любого человека, было много страхов, неуверенности и обиды. Но, кажется, самое сильное унижение я испытываю теперь, когда мне нужно говорить не о социальных проблемах, не о создании культурной среды в ресторанах, не о мировых кулинарных тенденциях и даже не о проблеме гей-браков, а вот буквально о моей частной жизни: И в это унизительное положение нас всех поставили идиоты, принимающие античеловечные законы.

И теперь молчать уже невозможно. Когда пару лет назад в Москве запрещали гей-парад, мой друг, иностранец, спросил, почему я не поддерживаю гей-активистов. Я ответил, что у нас в стране нет прав не только у геев, но и у инвалидов, сирот, пенсионеров, женщин, ни у. В западных странах геи добиваются законных браков для себя, чтобы, например, иметь возможность посещать в больнице своих партнеров.

У нас я не мог добиться, чтобы меня пустили в больницу к родной маме. Попасть к ней мне удалось, только заплатив взятку. У нас вообще очень плохо с гражданскими правами, и добиваться отдельного права на гей-парад я не видел смысла.

В регионах и Госдуме принимают гомофобские законы, причем геев и лесбиянок пишут в одну строку с педофилами. Но самое страшное, что пострадаю не я, сформировавшийся уже человек, а дети, подростки, для безопасности которых как будто бы принимают этот закон.

Как точно заметил Лев Рубинштейн, в основе всего этого лежит только ненависть, получившая высочайшее одобрение. И только ужас этой ситуации заставляет меня использовать каждую возможность, чтобы высказаться публично на эту тему. А просто говорить о своей частной жизни и вспоминать разные веселые и грустные истории — это в сложившихся обстоятельствах даже как-то неуместно, мне. Никаких мучительных каминг-аутов у меня не. Через несколько месяцев после того, как мы начали встречаться с Колей, один из моих близких друзей пригласил нас на свадьбу.

Такой очень торжественный, красивый праздник: Все, конечно, были приглашены со своими семьями, девушками и парнями. Мы пришли с Колей как пара, это было всем очевидно, но никакой неловкости не.

И друзья, и родители были нам рады, никто косо на нас не смотрел, даже пожилые люди. В жизни есть гораздо больше поводов для беспокойства, чем вопрос, как кто отнесется к моей ориентации.

Меня беспокоит не только антигейский закон, но все эти законы, которые сейчас принимают. Мне бы хотелось не просто делать карьеру, а понимать, что то, что я делаю, кому-то помогает. Все это занимает меня больше, чем то, что я гей. Сейчас вернулась мода на спорт, все повально тренируются.

Гейское сообщество на этом просто помешано. Когда молодые люди становятся красивее, накачаннее, им хочется это дело показать. Поэтому вместо какой-нибудь непонятной разноцветной рубашки-хламиды с мехом на плечах покупают толстовки, кроссовки и не парятся.

В Семее парни выманили гея на интимное свидание, избили и вымогали деньги | skoro.info

А если парятся, то показывают это все джинсиками с дырочками, или какими-нибудь белыми футболками с вырезами. Это такие высокие, загорелые ребята, очень короткие волосы, щетина в один миллиметр. Никаких разноцветных рубашек, новые в черном все ходят. С этой категорией людей я постоянно пересекаюсь на неделях моды во всем мире.

Смотришь на них и думаешь: Многие мои приятели считают, что быть геем — это жить в стиле вечеринок диджея Козака. Бесконечное шампанское, Париж, модные показы, тусовки. А вообще-то, на этих неделях моды тоска: На вечеринках — сплетни о том, кто какие таблетки пьет для того, чтобы стать умнее, кто с кем спит для того, чтобы стать умнее. На самом деле не увлекательнее бесед о свойствах хлопка. Поп в рясе ходит, поет, кадилом размахивает. У вас сумочка горит! Только здесь могут приключиться истории как с моим однокурсником.

Вот он типичный еврогей, нарядный по жизни. Приходил на пары в килте и с маленькой собачкой на руках. Я про себя тихонько посмеивался — ну-ну, думаю, с братом. Он работал при этом консультантом в центре суррогатного материнства. Встретил его недавно, он сообщает, что занялся дизайном церковных штук. И что ты делаешь? Ну буквально анекдот, знаете? В общем, оказалось, что он делает всякие камилавки, митры и клобуки — притом самые затейливые варианты стоят по двадцать тысяч долларов.

И будто бы это дико выгодно: Но тогда он достал айфон и стал показывать фотографии: По крайней мере я в них не хожу. Они нужны совершенно закрытым людям, политикам, банкирам. А также всяким офисным работникам, которые любят позажигать: В этом смысле нет никакой разницы между геями и натуралами — весь этот угар что в пивбаре, что в гей-клубе выглядит совершенно одинаково.

Екатерина Дементьева Виктория Гамидова, филолог Об усыновлении Когда я переехала из Ростова-на-Дону в Петербург, то стала очень интересоваться парами, которые заводят детей. В Ростове это был миф. Я даже не думала, что это возможно, когда все то и дело тыкают, что ты лесбиянка, и это обстоятельство может стать решающим аргументом в любом споре. Для меня не принципиально, буду ли я биологической мамой своего ребенка или социальной, я в любом случае буду принимать активное участие в его жизни.

Но, если честно, хотелось бы родить самой. Я знаю девушек, которые для рождения ребенка прибегают к помощи и поддержке друзей. Но я бы, например, не хотела, чтобы в моей жизни и жизни моего ребенка участвовал мужчина. Понятно, что с этим связан целый ряд сложностей, но я думаю, нам удастся объяснить ребенку, что его семья, являясь отчасти необычной, на самом деле вполне обычная.

Единственное, что нас останавливает, это юридический вопрос. В идеале если бы была возможность, я бы родила одного ребенка, а второго взяла бы в детдоме.

Я знаю одну пару: И это настолько красивая семья — никакого разделения на твоих и моих детей. Но жить во лжи довольно сложно. Потому что на вопрос, замужем ли ты, начинаешь придумывать небылицы, и дальше ложь только нарастает, становится все хуже и хуже. Так что я подумала, что хочу говорить правду. И стала рассказывать ее коллегам по одному.

Каково быть геем в Чечне | skoro.info

Реакция была примерно одна и та же у. С долгой паузой после того, как ты говоришь. В эти секунды, что человек молчит, он как бы отстраняется от тебя — и внутри что-то скукоживается и замирает от страха, что тебя сейчас не поймут. Я рассказывала каждой в надежде, что они разболтают друг другу и будет проще. Но они хранили молчание и не сплетничали на эту тему никогда между.

А у нас там народ в клинике очень простой. Вот, например, наши санитарки — это дамы, которые в большинстве случаев из дальнего пригорода приезжают. И — замечу, это не метафора — прежде чем приехать, они по утрам коров доят.

Однажды я набралась смелости и рассказала о себе нашей старшей медсестре. А это женщина лет 65, очень мной уважаемая, с невероятной харизмой. Но, понятно, старой закалки. Сначала, мне рассказали, старшая медсестра прошлась по всем женщинам-врачам и медсестрам моей смены и спросила, не приставала ли я к кому.

Я сижу, у меня конец смены. А когда сутки не спишь, настроение такое — близкое к истерии. И вот я в этом состоянии сижу и понимаю, что вокруг никого. Куда, думаю, все делись. Имею ли право я, лесбиянка, с ними работать. И вот все эти санитарки, которые коров по утрам доят, наши медсестры, все они меня оправдали. Они сказали старшей, что я отличная баба и им все равно, с кем я там сплю. И это счастье, потому что с тех пор даже старшая медсестра спрашивает меня периодически, как дела у Лены.

Меня признали как полноправного члена коллектива. Тот парень работал диджеем на радио. Как-то раз я вышел от него, сел в такси и поехал домой. А он приехал на работу и признался мне в любви в прямом эфире. Я слышал это, сидя в такси, пришел домой окрыленный от радости, что мне признались в любви на всю страну.

В Семее парни выманили гея на интимное свидание, избили и вымогали деньги

А дома мама — она тоже слышала. Это был кошмар, конечно, три дня она плакала, переживала, как будет смотреть соседям в. Но я утешал ее, говорил, что ничего не изменилось, что я так же ее люблю, что у меня тот же характер. Ну она все это осмыслила и на четвертый день, когда перестала плакать, мне уже давала советы, как правильно мужиков клеить. Да, реально дала мне какой-то совет, как вести себя с тем моим парнем. Для нее главное, чтобы я был счастлив. Глаза мне открыли только в университете, а до этого казалось, что это нормально, что тебе нравятся девочки, ты влюбляешься в них и дальше ничего не происходит.

Я, конечно, смотрела разные фильмы — вместе с мамой, кстати, и она мне признавалась, что ей тоже в какой-то момент было интересно попробовать с женщиной. Она мне никогда не говорила, что геи и лесбиянки извращенцы. Может быть, поэтому мне не было сложно рассказать ей — мне было девятнадцать. В итоге все оказалось драматично. Мама меня спросила, в каких я отношениях с девушкой, с которой много времени провожу вместе, я ей сказала, что мы встречаемся.

Она никак не отреагировала, но когда я решила переехать к тридцатилетней подруге, она сказала, что этот человек как минимум должен прийти к нам домой. Они друг другу очень не понравились.

Потом мама приглашала меня на праздники с моей уже другой подругой, приезжала к нам в гости, но эта тема всегда тактично обходилась. Она сильно изменилась, и я видела, что как минимум год она страдала и переживала. Говорила, что это она виновата, что она свободных нравов и дала мне понять, что это нормально. Когда видишь, что мама главная в доме и вообще прекрасно справляется и без мужа, то, может, начинаешь осознавать, что мужчина не особо и нужен для ощущения силы.

Мама не может отвечать близким, как у меня дела и когда я выйду замуж. Она поделилась с одним своим другом, взрослым дяденькой, который решил все исправить: Я не пошла. У мужчин — у всех вообще, кроме геев, — потрясающе однобокая реакция. Я сказал, что готов, и мы поехали за город.

Убивать человека брату было не впервой, но он долго смотрел на меня и не решался. Потом он выстрелил и отстрелил мне кусочек уха — полагаю, нарочно промахнулся.

Я ждал, когда меня убьют, но он расплакался и сказал, что не хочет моей крови на своих руках — пусть это сделает кто-то из моих дядей, знакомых или двоюродных братьев. Я был подавлен, ожидая того, что начнется. Возили в мусульманский центр, где из людей якобы изгоняют бесов: Поили какой-то гадостью, делали кровопускание. Такая карусель продолжалась месяца два. У меня начали выпадать волосы, весь мой организм страдал, я сделался бледным.

К тому времени моя мать уехала в Европу. Как-то раз мы с ней говорили по телефону — мне хотелось рассказать ей том, что я чувствую, чего я прежде никогда не делал. Она знала, что семья решила меня убить, и сказала: Она говорила это ровным тоном, без злости, с полным осознанием каждого своего слова. Это были последние слова моей матери, которые я слышал.

Куда бежать Однажды нам в дом позвонили из университета и сказали, что мой академический отпуск закончен, и я, как участник целевой программы, должен либо закрыть все долги по учебе, либо компенсировать траты компании, которая оплачивала мое обучение. Перед родственниками замаячила перспектива выплаты шестизначной суммы, поэтому меня отправили закрывать хвосты. После этого я должен был взять второй академ и перевестись на заочное отделение.

Тогда я и сбежал. Мне помогла подруга, которая сказала: Я собрал вещи в маленькую спортивную сумку, и мы пошли на вокзал. Ближайший поезд шел на Санкт-Петербург. Я не мог купить билеты по паспорту: Засветив свои паспортные данные, я бы быстро попался. По профессии я программист и хорошо представляю, как связаны между собой базы данных. Подруга наплела проводнику, что у меня кто-то там умер, и мне нужно срочно сесть на поезд.

Дала ему рублей — все деньги, которые у меня. Когда вижу на улице чеченца, внутри все сжимается — я боюсь людей этой национальности Через три дня я приехал в Питер с 63 рублями в кармане и с потрясающим чувством, что меня от семьи отделяют три дня пути и родня не знает, в каком направлении я отправился. Мне нужна была работа, на которую можно устроиться без документов.

Я долго жил на вокзале, пока не нашел место официанта — на такую работу обычно официально не трудоустраивают. У меня попросили лишь ксерокопию паспорта, я изменил в фотошопе все данные и принес липовую копию. На нее посмотрели один раз и больше не вспоминали. Позже я подрабатывал в одной рекламной конторе — рисовал рекламу на асфальте, получая по 25 рублей за каждое граффити. Как-то раз меня и моего парня, который мне помогал, глухой ночью задержала полиция.

Нас повезли в участок, и у меня внутри все перевернулось: За административное правонарушение нам выписали штраф рублей, спросили, откуда. Начальнику участка этот ответ не понравился: Вместе с ним в кабинете сидел какой-то мужик в странной форме. Они вдвоем стали копаться в моих вещах и смотреть снимки в фотоаппарате — там были мои рекламные граффити и домашние фото с парнем.

Тот, второй мужик подошел ко мне вплотную и сказал: Я астматик, у меня начался приступ. В ответ на просьбу дать мне лекарство из сумки он называл меня симулянтом, но когда я посинел, лекарство все же достали. Нас с бойфрендом оставили в изоляторе до выяснения личности. Когда менеджер рекламной компании привез в участок мой паспорт, начальник стал требовать у нас 10 тысяч рублей, потому что мы не просто нарушители, но еще и геи — тогда только-только вышел закон о пропаганде гомосексуализма.

Он заглянул в паспорт и выдал: На родине о тебе знают? И много вас там таких? Он пригрозил, что передаст информацию обо мне органам власти в Чечню, если я расскажу, что меня били в полицейском отделении.

Я согласился на все условия. Он взял деньги и отпустил. Эмиграция Я понимал, что в России мне лучше не задерживаться, но, чтобы уехать, нужно было сделать загранпаспорт. После подачи документов я узнал, что мой российский паспорт, который я ото всех прятал лет пять, недействителен: Причем оказалось, что взамен моя семья получила новый паспорт на мое имя, так что своих действительных паспортных данных я не.

Благо их выяснил для меня один правозащитник, который имел влияние в Чечне. Так я сделал новый внутренний и заграничный паспорта и попросил политического убежища в Европе.

  • Дети нетрадиционной ориентации
  • «Или ты лечишься от гомосексуализма, или я тебя убью». Монолог беглого чеченца
  • Мальчики спали с мужчиной, чтобы бесплатно поиграть на компьютере

Здесь я живу уже полтора года. Я учусь любить. У меня есть крыша над головой и хорошие люди, которыми я себя окружил. Ночью постоянно снятся сцены из прошлой жизни. Часто, когда вижу на улице чеченца, внутри все сжимается — я боюсь людей этой национальности, и я боюсь Россию. Самое тяжелое для меня — видеть, как родители принимают гомосексуальность своих детей и продолжают любить.

В Европе рассказы об этом не редкость.