Офицерский клуб честь имею знакомства

Book: Честь имею

офицерский клуб честь имею знакомства

Corvus Хм, Десантура,Грозовые ворота, Честь имею, Адмирал(как бы я к нему не а вот все эти офицерские штучки (даже вроде бы штатский герой Маковецкого ни с . сударыня-доктор Рем Квадрига,надеюся наше знакомство. Честь имею состоять в клубе в месте с теми кто являеться поклонниками. Офицерский клуб Честь имею, Ресторан. бизнес-ланч, кухня: европейская, средний счёт: ₽, Wi-Fi. Аптекарский просп., 2, Санкт-Петербург. Время. Офицерский клуб «Честь имею» (г.Санкт-Петербург, Аптекарский пр-т, д. 2) продолжает прием заявок на проведение торжественных мероприятий.

Черногорец же весь настороже, всегда готовый выхватить из-за пояса пистолет. Полтысячи лет они держались на Черной Горе в изоляции от мира, зато отстояли свободу Это был день святого Витта, день национальной скорби славянского мира. Я помню даже слова матери: Обилич умер под пытками, но остался в наших песнях и былинах. А битва случилась в день святого Витта, сербы называют его Видовданом, и этот день стал для нас днем траура Поражение сербов на Косовом поле стало так же близко моему сердцу, как и победа русичей на поле Куликовом!

Но мог ли я тогда думать, что именно в такой Видовдан выстрелы огласят Сараево, столицу Боснии, а вся Европа исполнит пляску святого Витта, стуча зубами от страха.

Этот день потом и отразит Ярослав Гашек в своем романе о бравом солдате Швейке: Укокошили его в Сараево. Ехал он там со своей эрцгерцогиней В кружку опускали свои медяки прохожие, солдаты, дворники, ибо мир славянства казался всем нам единым домом, только жили мы под разными крышами.

У них попросту невозможны такие несуразности, какими преисполнена жизнь в России От папы же я слышал и такие сентенции: Они и сами того не ведают Замкнутый ипохондрик, гораздо старше матери, отец жестоко страдал от приступов ревности, никогда не ожидая от жизни ничего хорошего, всегда готовый к злоключениям судьбы.

Не знаю, чем он мог прельстить мою мать, но, кажется, я возник на свет против ее желания, явившись жертвой несчастного союза.

Быстрое старение отца, женский расцвет мамы, пылкой и страстной, привели к тому, что бес ревности стал вроде домового в нашей захламленной квартире. Как это ни странно, папа с мамой заключали перемирие, когда возникал насущный вопрос о мерах воздействия на меня: Конец нашей семьи был, кажется, запланирован свыше Как и все южные славянки, мама была натурою своевольной и экспансивной, живущей порывами души и сердца.

Однажды, когда мы поселились на даче в Красном Селе, она вдруг пропала и вернулась через день, покорно-молчаливая, с затаенной улыбкой на тонких губах. Не желаю вникать, что случилось меж моими родителями, но квартира вдруг наполнилась лубяными коробками для шляп, в большие кофры укладывали туалеты мамы Мне уже не забыть сводов вокзала, прокопченных паровозами, поныне вижу таблички на зеленых вагонах: Не знаю, какое невыносимое, какое преступное счастье ожидало маму в этой Варшаве, но в день расставания была она радостна, как весенний жаворонок.

Отец скорбно молчал, а мне хотелось кричать: В тесном жакете с золотыми пуговицами, она поддернула тяжелый подол турнюра, смело шагнула в двери вагона.

Колокола петербургских храмов звонили к вечерне. Мама навсегда растворилась в непонятном, но красочном мире, а я остался со скучным отцом в пустой громадной квартире. Где же ты, сербская гордячка?

Не грешно ли было тебе покидать бедного учителя и так жестоко забывать русского мальчика? Потом в газетах промелькнет сообщение, что Обреновичи казнят и сажают в тюрьмы патриотов Сербии; в числе многих узников однажды вспыхнет, как искра на ветру, имя моей матери.

офицерский клуб честь имею знакомства

Но это случится гораздо позже, когда я уже не боялся ни мрака, ни чертей, ни сказок про Кащея Бессмертного. Память снова возвращает меня в тускло освещенные казармы Дунайской дивизии, где я впервые повстречал балканского карбонария по кличке Апис Как все переплетается в этом подлунном мире, и я до сих пор ужасаюсь: Наверное, здесь будет уместно рассказать о той пакостной обстановке, какая царила в белградском конаке.

Драки в Конаке Югославии тогда и в помине не было К единению их обязывала историческая, этническая и языковая общность балканских народов. Но создание такого обширного государства славян каким позже и стала Югославия не могли допустить ни султанская Турция, ни кайзеровская Германия, ни далекая Англия, ни близкая Австрия, ибо славянское возрождение обязательно станет союзно России, а царь не замедлит получить базы для своего флота в Адриатическом море.

Главным же врагом славян на Балканах была габсбургская Вена, уже наложившая свое гербовое клеймо на Боснию и Герцеговину. Чтобы задобрить славян, Габсбурги заливали улицы в Сараево асфальтом, они пустили по рельсам трамвай, но Белград стоял у самого слияния Дуная с Савой, с австрийского берега крепостные орудия Землина держали столицу Сербии на постоянном прицеле И сербы никогда не забывали об этом: Все было бы хорошо, если бы не династия Обреновичей!

Допустим, немножко запоздала с родами Так и что с того? У меня просто не было времени родить к сроку. Сам же король цинично признавался перед придворными: Милан отыскал жену для себя в Одессе: Стрельбу по Милану начали женщины-патриотки, и две из них, Елена Маркович и Елена Кничанина, были задушены косынками в тюремных камерах. Покои белградского конака король уже превратил в лупанарий; средь множества авантюристок одна только греческая гетера Артемизия брала из казны столько золота, сколько бережливым сербам и во сне не снилось.

Все народные восстания Милан подавлял с жестокостью, напоминавшей прежние ужасы правления турецких султанов. Земля уже горела под ногами Милана, но пожарную команду он вызвал из Вены! В году король, втайне от Народной Скупщины и министров, вступил в сговор с Габсбургами, обещая им не претендовать на Боснию и Герцеговину, за что Вена сулила Милану беречь его престол от покушений народа и притязаний Карагеоргиевичей. С этого времени на смену турецкому угнетению пришло угнетение немецкое: Австро-Венгрия сделала из Сербии нечто вроде своего протектората.

Милан предал свою страну! Наконец семейные свары в конаке увидели улицы Белграда; прохожие отбили королеву от короля, ибо никакой серб не выносит унижения женщины. А пока на улицах дрались, наследник престола играл в кегли! Милан объявил брак с нею расторгнутым.

офицерский клуб честь имею знакомства

Но при этом он еще продолжал угрожать народу: Иначе говоря, король требовал с народа взятку. Гарашанин тоже выступил в печати: Наконец сербам надоело оплачивать долги короля. Но от Милана не так-то легко было избавиться. В году король неожиданно вернулся в белградский конак, чтобы управлять страной из-за спины своего безвольного сына.

Теперь Вена распоряжалась в Сербии, как в своей вотчине. В году, желая вызвать террор в стране, Милан спровоцировал покушение на самого. Именно тогда, в самый разгар бесчеловечных репрессий, наш писатель В. Гиляровский разоблачил перед Европой злодейские козни этой семейки! Русская дипломатия вняла голосу писателя, и Петербург в грозном ультиматуме потребовал от Милана немедля освободить арестованных патриотов Спасибо и друже Гиляровскому, который не испугался наших драконов На этот раз Милан собрал манатки и навсегда покинул страну.

Так часто бывает, что самых верных лакеев господа хоронят подле своих фамильных усыпальниц. Милана хорошо изобразил сербский писатель П. Он не раз говорил: Драга качала толстого кретина-ребенка, еще не думая, что из него получится. И, став королем, Александр навещал Драгу в ее доме на окраине столицы. Адъютант Лазарь Петрович, сопровождавший короля, однажды не вытерпел и сказал, что сюда же возил и Сербы-эмигранты писали в газетах Парижа, что якобы Драга и спровадила Милана на тот свет чашечкой крепко заваренного кофе.

Это похоже на правду, ибо в сомнительных случаях, подозревая в ком-либо врага, Драга подмигивала королю: Но король Александр очень любил Драгу, и вскоре женщина была объявлена королевой так что недаром она качала его на своих коленях!

Александр в тронной речи публично объявил, что Сербия скоро может поздравить его с престолонаследником, и только теперь придворные заметили, что Драга имеет большущий живот А жители Белграда уныло рассуждали: Ну кто бы думал, что у такой потасканной суки еще приплод будет?

Лучшие акушеры Вены и Петербурга, вызванные в Белград, ничего не понимали: В пиварнях и кафанах негодовал народ: Что от них ожидать доброго, если их мать была пьяницей, а отец не вылезал из сумасшедшего дома? Александр Обренович за время своего правления сменил 24 правительственных кабинета; заодно с министрами вылетали писаря, швейцары и подметалы.

Конак кишел австрийскими агентами, а венский посол Думба стал лучшим гостем короля. Бедная страна, уже ограбленная, стала кормушкой для Австрии, и без того пресыщенной; теперь Габсбурги без стыда и совести выгребали из Сербии зерно, виноград, шерсть, свинину с бараниной, чернослив, коринку, орехи, фанеру и кожи В это же время Петр Карагеоргиевич, проживая в изгнании, не раз делал заявления для печати, что от притязаний на сербский престол не отказывается: Чижик-Пыжик, где ты был?.

Психологи давно доказали, что обширные помещения действуют на детей бодряще, побуждая их к активному настроению, и, напротив, тесные комнатенки с низкими потолками делают их вялыми, пассивными и сонливыми. Я благодарен высоким потолкам нашей квартиры, под сводами которых моя неукротимая фантазия уводила меня в иной мир.

  • Офицерский клуб Честь имею
  • Айрат Офицерский клуб
  • Честь офицера – не просто слова

Не он ли, этот дракон, и был выброшен потом из окна белградского конака? Мне было лет восемь, когда отец сказал: Я учился сначала в Annen-Schule, славной отличным преподаванием иностранных языков. Учиться я очень любил.

офицерский клуб честь имею знакомства

А владение языками привило мне вкус к человеческой речи вообще: Отцу, наверное, казалось, что мальчик получит невыразимое удовольствие, если его чисто вымоют. Мы с отцом всегда мылись за 40 копеек в общем бассейне. Стены мальцевских бань были крыты корабельной обшивкой, а полы там заливал шершавый цемент. Убранство было в стиле древней Помпеи, из пены фонтана грациозно выступала мраморная Афродита, с нескромной улыбкой глядя на тощих санитаров и жирных купцов первой гильдии.

«Как мы ждем эти пятницы!»

Мне это безумно нравилось. Отец никогда не спрашивал, хочу ли я идти в баню, он просто брал меня за руку и отводил к Мальцеву. Так же никогда не интересовался, кем я хочу.

" Марш" в лагерь УСВУ 2017 г

Когда пришло время, отец деловито взял меня за руку и без лишних разговоров повел за собою, как водил и в баню. Тут впервые в жизни я ощутил уязвленность своего самолюбия. По преданию, когда-то на этом месте был манеж герцога Бирона, позже размещалась военная канцелярия графа Барклая-де-Толли, проживал тут и граф Сперанский, немало хлопотавший за образование школы русских юристов.

офицерский клуб честь имею знакомства

Кажется, была как раз суббота. Я выразил свой протест тем, что притворился, будто не умею говорить по-русски, а только на языке сербов Трудно передать мое детское горе, когда я очутился в дортуарах пансиона для казеннокоштных. На русском языке это значило: Мораль среди будущих законников не радовала! Младшие классы обязаны подчиняться старшим.

Подросток намазывал горчицей кусок хлеба и указывал мальчику: Юноша, курящий папиросу, повелевал подростку: И тот покорно вытягивал раскрытую ладонь, в которую стряхивали горячий пепел Существовало и невидимое для начальства разделение на плебеев и аристократов. Все время вспыхивали драки, богатый унижал бедного, сильный побивал слабого. А инспектор классов, человек очень грубый, донимал нас хамскими выкриками: Здесь мне предстояло учиться целых семь лет!

Попав в казеннокоштный капкан, я все-таки нашел в себе сил, чтобы покориться обстоятельствам, и учился очень хорошо. Меня выручало умение сосредоточиться, когда это было. Отец изредка навещал меня, каждый раз одаривал жалким фунтиком сушеной малины. Впоследствии, когда я сидел над планами Шлифена о нападении Германии на Россию, в его наказе германскому генеральному штабу меня потрясли такие же слова: Напротив, в нас усердно втемяшивали идеалы гражданской добродетели.

Впрочем, у меня хватило ума, чтобы заметить главное: В один и тот же день нас заставляли стричь ногти, мы одинаково причесывались, одинаково грассировали в разговоре и одинаково танцевали. Отсюда, кстати, и произошла дурацкая песенка, в которой указан наш адрес: Чижик-пыжик, где ты был? Ибо среди будущих стражей народной нравственности издавна было развито потаенное пьянство и самые отвратительные пороки, известные с библейских времен Содома и Гоморры. Ваш покорный слуга тоже не миновал греха винопития, в чем и сознаюсь с глубоким раскаянием.

Не было бы несправедливо сейчас, на склоне лет, швырять камни в огород, вскормивший мою юность. Профессура была у нас лучшая в столице, экзамены мы сдавали сразу на четырех-пяти языках.

Потом, когда мы подросли, наши головы основательно загрузили науками специальными, как-то: Когда же мы вступили в пору цветущей юности, нас возили в анатомический театр с его тошнотворной изнанкой жизни.

Честь офицера – не просто слова

Желающие могли дежурить в полицейских участках, чтобы выезжать на места преступлений. Мы часто посещали судебные процессы, на которых разбирались громкие дела, связанные с убийствами, подлогами, растлением малолетних.

У меня уже заметно пробились усы, а бедный папа по-прежнему угощал меня сушеной малиной. Признаюсь, я рано почувствовал, что сел не в свои сани, а одна случайная фраза, вычитанная у Лютера, довершила все остальное: Я и сам не заметил, как превратился в мрачного юношу, мучимого ранними страстями.

ОФИЦЕРСКИЙ КЛУБ "Честь имею!" | ВКонтакте

С года для правоведов было введено обучение боксу, который преподавал француз Лустелло, имевший в Париже звание чемпиона. От занятий боксом меня отвлекло вмешательство театра. Меня уже тогда занимало перевоплощение человека на сцене: Что я знаю об этой жизни? И что эта жизнь знает обо мне, маленьком и некрасивом юнце с острым неприятным профилем молодого и замкнутого в самом себе Бонапарта? В один из дней меня вызвал инспектор Училища, генерал Василий Васильевич Ольдерогге, и представил мальчика: По просьбе претендента на сербский престол он будет учиться у.

Проследите за ним как старший товарищ. Сирота без матери будет рад, если вы, знающий его родной язык, поможете ему в учебе Сколько лет прошло с того дня! Зимою мы выбегали на лед Фонтанки и лепили снежки, весною я гулял с Александром по островам русской столицы, угощая его мороженым и квасом, и, конечно, не мог же я знать, что он, тихий и послушный ребенок, станет королем Югославии, а потом рухнет на улицах Марселя под пулями хорватского бандита.

Но теперь-то я понимаю, что этот мальчик, поедающий мороженое, купленное на мои жалкие деньжата, наверняка расстрелял бы меня в Салониках, попадись тогда я в его королевские руки В доме своих дальних сородичей я однажды повстречал знаменитого юриста Владимира Даниловича Спасовича, когда-то профессора уголовного права, учебник которого был запрещен цензурою.

Сейчас мне трудно воскресить подлинные слова Спасовича, и, чтобы оживить свою память, я нарочно перелистал III и IV тома собраний его сочинений, где он описывает свои впечатления, ставшие моими Так уж получилось, что из гостей мы вышли на улицу вместе, помню, сыпал нудный осенний дождик.

офицерский клуб честь имею знакомства

Спасович любезно предложил отвезти меня до дому в своей коляске. Прощаясь, он дружелюбно предупредил меня: Как бы вы ни изучили законы, вы всегда останетесь для народа в роли сатрапа и палача, если не станете руководствоваться правилами священного гуманизма.

Book: Честь имею

Я честно признал, что освоение законов империи давно не тешит моего сердца, напротив, я все более отвращаюсь от юридической службы, с ужасом думая о своем будущем: Я читал ваши речи в судах и, простите, не вижу пользы от них, когда вы добела отмывали заведомо черное, достойное сурового наказания.

Вряд ли слова мои были приятны старому адвокату. Если вам не нравится ваш путь, так пытайтесь проторить новый, а я с высот горних посмотрю, что из вас получится Я не хотел обидеть старика, но, кажется, обидел.

А его рассказы о южных славянах глубоко запали мне в душу, и я уже видел себя на Балканах Просто русским другом, а иной роли для себя я не мог придумать. В пещерах жизни В моем сознании, еще довольно шатком, афоризм Лютера стал перекликаться с известным заветом критика Писарева, который я твердо вызубрил наизусть: Повзрослев, я начал испытывать молодое горячее нетерпение: Прожито почти двадцать лет, и за это время я не только ничего не создал полезного, но даже ничего не разрушил вредного Перейдя в высший класс Училища, я обрел право носить шпагу, при мундире я надевал парадную треуголку.

Но, выходя в свет, сначала угодил в потемки Я лишился в жизни четырех библиотек и собрал под старость пятую, я не раз мог сломать себе шею, но каким-то чудом уцелела у меня вот эта карточка: Мне даже самому интересно теперь писать об. Так что прогресс человечества не топтался на месте! Россия энергично сближалась с Францией, она расходилась с Англией и побаивалась союза Германии с Австрией, но почему-то совсем не пугалась Японии; Нансен блуждал тогда в полярных просторах; в Афинах возродились забытые Олимпийские игры, граф Цеппелин создавал дирижабли, в Гааге открылась международная конференция о всеобщем разоружении, после чего все страны начали усиленно вооружаться Германский император Вильгельм II даже не скрывал своего боевого азарта: Однажды из газет правоведы известились о кончине престарелого актера С.

Мы собрали деньги на венок артисту, мне выпал жребий отнести его на Пушкинскую улицу. Был, помнится, очень жаркий день, все плавилось в зное булыжных мостовых. Я долго мыкался среди номеров, где по коридорам слонялись непризнанные гении и спившиеся трагики, просто неудачники и писательская мелюзга, не способная отличить гранок от верстки. Наконец франтоватая ведьма, украшенная под глазом дивным перламутровым синяком, с сатанинским хохотом указала мне нужную дверь. На убогой койке лежал покойник в рваных носках, лицо его было закрыто платком, по которому ползали черные отвратные мухи.

Вкратце я изложил этому чудовищу, что мы, будущие правоведы великой и многострадальной России, высоко чтящие бескорыстное служение святому искусству, приносим праху усопшего скромный дар наших искренних чувств После чего вернулся к столу и невозмутимо продолжил письмо.

С улицы доносилось громыханье телег, матерная брань гужбанов-извозчиков, а венок так оттянул мне руки, что я был бы очень рад поскорей от него избавиться. С некоторым благоговением я возложил венок на мертвеца и даже постоял над бездыханным трупом, имея выражение неподдельной горести на лице. Два таких предупреждения — и будешь понижен в должности. Про дикий случай с рядовым Сычевым в Челябинском танковом училище подробного разговора у нас не вышло. Просто зам-начмеда предпочел бы вести его, предварительно собственными глазами посмотрев медицинские документы.

Оставление же раненого на поле боя сегодня — уголовное преступление. В годы Великой Отечественной войны санинструктор за вынос с передовой десяти раненых награждался боевым орденом. Жестко действовало это уставное положение в Чечне. Раненый должен быть вынесен — с оружием — в тыл при любых условиях. Юрий Витальевич о том не в газетах вычитал. В начале первой чеченской кампании развертывал в аэропорту Грозный-Северный госпиталь. Один из уроков той трехмесячной вахты до семи потов для воен-врача Тимофеева состоит в простой мысли: На наш вопрос, по каким же, ответил контрвопросом: То-то и оно, что форму господа офицеры надевают сегодня на службу или по большим праздникам.

Так в общем и целом выглядит в наши дни в России та честь мундира, которую во времена Лермонтова, Толстого, Куприна на дуэлях отстаивали. По анализу последнего призыва, каждый пятый военнослужащий — с ослабленным здоровьем и не может выполнять служебные обязанности в полном объеме. Одиннадцать процентов имеют дефицит веса. Заместитель начальника госпиталя знает об этом из собственной практики.

Вместо каких-то глобальных выводов из нашего диалога накануне Дня защитника Отечества Юрий Витальевич привел пример из жизни — читателям для раздумий. Лично знает одного такого лейтенанта — мужа своей младшей дочери.