Липецк знакомство постникова ирина фото

Земляки — Макарьевский вестник

липецк знакомство постникова ирина фото

ИРИНА ЛУКЬЯНОВА. НАСЛЕДИЕ ЗАПИСАЛ ЕВГЕНИЙ ВЕРЛИН, ФОТО АНТОНА БЕРКАСОВА .. А что, молодежь отрицает возможность знакомства с жиз- Липецкой области. ревод П.В. Постникова, в году. Видеосъёмка в Липецке и области | SaveStory Ирина Постникова. Фотографии 22 .. Липецкий Велодень Тинькофф. Видеоотчет с мероприятия. Хотите найти девушку или женщину с именем Олеся Постникова? Олеся, 28 лет, Липецк · Олеся Ирина Постникова, 35 лет, Темиртау Знакомства.

Мне нравится, что границу между реальностью и правдой вижу только. Некоторые даже нашли в реальности пейзажи из романа, которые существовали только в моем воображении. А так, конечно, в романе достаточно автобиографичности… Но вымысла гораздо. Палыч закашлялся, cтряхнул пепел в жестянку из-под Nescafe. Дым сизым туманом расплывался по рабочей будке, мазутные рукава фуфайки таинственно шевельнулись на сквозняке.

Работа сам понимаешь. Лампочка под потолком мигнула, загорелась ярче, я вгляделся в морщинистое лицо Палыча. Как не вовремя он улыбнулся… От беззубого оскала по спине пробежали мурашки.

Мужик неопределенных лет в клетчатой рубахе с завернутыми по локоть рукавами, напоминал ковбоя из старого вестерна.

Олеся Постникова

Для полноты образа не хватало кольта за поясом. Цепкий взгляд, уверенные, без лишней суеты, движения. Я не мог отделаться от ощущения, что уже где-то слышал этот голос с приятной хрипотцой, рисующий в воображении лихую молодость его обладателя. Сейчас проще стало, борцов мало, конкуренции никакой, а раньше все поголовно борьбой увлекались. Он взял железную кружку, открыл дверь и выплеснул остатки чая. Сейчас ополосну, — взял баклажку и скрылся в темноте. Я остался один в дымке дешевого табака. За окном гудел приближающийся поезд, раздраженно шипела рация, нервно моргала лампочка.

Я насторожился, как охотник, услышавший в плавнях шорох. Каморку заполнил стук стальных колес, тянущих тонну за тонной в неприглядную даль… Звук моего детства.

Наш дом стоял напротив железной дороги. Поезда вылетали из-под еловых сводов, проносились мимо гор щебня и березовых рощ и таяли за горизонтом. Я жил в нескольких шагах от этой станции, гонял с друзьями по ржавым рельсам на дрезине, которую мы по ночам угоняли у рабочих, старательно опротестовывавших лозунг, явно переживший свое время и теперь безвольно пестревший на стене строительного вагончика: Электрочайник закипел, плеснул кипятком на пожелтевшую газету, щелкнул кнопкой.

Я хотел хоть что-то добавить, но с языка не слетело ни слова. Если что, звони. Я тоже ночами работаю, всегда на связи. Должность моя прозвучала для него явно забавно.

Но объяснений не потребовалось. Дверь до конца не закрывай, — последнее, что я слушал вдогонку, — пусть проветрится. Я вышел на улицу с ощущением незаконченного диалога. Еще ни разу у меня не было такого короткого собеседования.

Странно, Палыч даже не спросил, зачем я ввязываюсь в эти дела. Хотя, чего спрашивать, и так все понятно. Стук уходящего поезда тонул в тишине. Миновав потемки березовой рощи, я пролез под вагоном, перешел несколько путей и вышел на тропинку. Жухлую траву серебрил иней, дорожка спускалась к посадкам, начинался асфальт. Мне казалось, что кто-то пристально смотрит в спину, следует по пятам, хоронясь за вагонами.

Огромная пунцовая луна нависала над полями, лесами и косогорами, обжигая осеннюю ночь поселковой окраины. Недостроенный вокзал высился таинственным замком. Все детство я обходил его стороной — думал, что там живут буржуи, такие длинные, суставчатые, похожие на богомолов, как нарисованные в книжке про Кибальчиша. Какая же чушь… Докурил и прибавил шаг, до последнего автобуса оставалось двадцать минут.

Принципиально от греческих храмовых колонн они отличаются одним — квадратные. Эпоха округлостей канула в лету. Нам досталось время тупых углов и трещин на недавнем глянце советской штукатурки. У входа висела ярко-красная квадратная табличка с рисунком смотрящих друг на друга, похожих на полумесяцы, лиц.

Если смотреть издалека, то эмблема нашего театра напоминала значок инь-ян. И это несмотря на то, что цены на билеты почти не отличаются от столичных. Нам завидуют другие служители культуры, попрекают тем, что своими комедиями мы снижаем высокую планку искусства.

Главное, что департамент культуры нами доволен.

липецк знакомство постникова ирина фото

Мы своими постановками приносим деньги, и очень даже неплохие. За короткое время наш неприметный театр из чахлого городского учреждения превратился в региональную культурную глыбу. Часы на мобильном показали почти десять, для творческой составляющей театра это раннее утро. А я как раз и есть та самая боевая творческая единица — завлит. Если официально, то руководитель литературно-драматической части. Но что от меня реально зависит?. Подъехала маршрутка, показались знакомые актеры.

На меня уверенно и напористо надвигался коренастый Вовчик, молодой актер, специализирующийся на ролях военных, лучший омоновец нашей сцены.

Следом, с черной сумкой, в красном коротким пальто, шла Таня, сияя улыбкой и наспех подкрашенными глазками. Красоты ее не портит даже изрядно выдающийся нос. Правда, курит как паровоз, зато стройна и пластична, этакая Кармен — роковая женщина.

Демис Карибидис, Марина Кравец - Липецкий ночной клуб

Они играют влюбленных в одном спектакле: Я сделал вид, что не заметил. Я открыл дверь и пропустил Таньку, заодно еще раз полюбовался стройными ножками, и понял, что не соврал, назвав ее красивой. Канал дешевых ужасов и шарлатанов-пророков, истошно вещающих о неминуемых катастрофах. Шекспир был не прав… Театр начинается не с вешалки, а с этой комнатки в подземелье, где днями и ночами обитают братья-машинисты: Они всегда пьют, угощают только избранных, я, слава Богу, к таким отношусь… может быть потому, что почти всегда пью чай.

Я открыл узкую дверь, пахнуло куревом, лежалой ветошью и застоялым теплом, сделал шаг в сизое пространство театральной сердцевины. Услышав шаги, Андрюха, не вставая с дивана, выкрикнул обычное приветствие: Андрюха валялся на софе, на табурете кружка недопитого чая и пепельница.

Перед Федорычем на табуретке стоял точно такой же набор. Доставай, — поднялся Андрюха. Из-под ржавого умывальника Федорыч вытащил цветастый пакет и жестом фокусника извлек из него бутылку водки. Предложил присоединиться, я вежливо отказался. Чокнулись Андрюха с Федорычем, рюмками звякнули, я подставил кружку с чаем.

К закуске братья относились скептически, считали чрезмерной роскошью, поэтому водку запили остатками холодного чая. Я сделал глоток, обжегся. В щель окна, заколоченного обломком декорации, пробился луч осеннего солнца. Мужики не стали оттягивать радостный момент и снова опрокинули по рюмке. Мы дружно закурили, улыбка Высоцкого поплыла с плаката по сизому дыму нашей каморки. Лик с иконы в тесном углу, заваленном хламом, строго посмотрел на.

И третью рюмку братья не заставили долго ждать… Сердце театра радостно запульсировало. Сверху послышалось веселье переодевающихся к репетиции актеров.

Федорыч с Андрюхой нашли кусочек черного хлеба, закусили им четвертую рюмку.

Ирина Музолькова

В радиотрансляторе понеслись голоса и смешки, кто-то из актеров встал рядом с помрежевским столиком у микрофона. Телевизор шипел, вещая про исторические сенсации: Мужики разговорились о техническом устройстве декораций спектакля. Андрюха с Федорычем поражали постоянной готовностью выпить без отрыва от производства.

Вдвоем они работали за шестерых. Это не преувеличение, а точная статистика — по штатному расписанию машинистов сцены должно быть шесть, а было двое — Андрюха и Федорыч.

Кроме этого, они выступали как актеры эпизодов, и как конструкторы сцены, и много еще чего делали, всего не перечислить. Приходишь в театр и, если не видишь братьев на сцене таскающими, заколачивающими декорации, то спустись в подвал, зайди в самую дымную каморку, и там точно найдешь их в вечно хорошем настроении.

Воспитывалась мама в почитании старших. Когда они переехали в Макарьев, на первых порах заняли верх дома, где я сейчас проживаю, по адресу: Этот дом построил Осипов для двух своих сыновей, чтобы у каждого было по этажу.

Отец дружил с фотографом Магдалинским, поэтому ряд его фотографий хорошо сохранился. Он к началу войны с этой кампанией уже расстался и не работал, она была прикрыта государством. Я туда унесла одежду отца, который умер в году: Там была директором Л. Я унесла кучу вещей как реквизит в дом учителя, но куда они потом девались, не знаю.

Возможно, их забрали кто-то из администрации. Особенно много вещей, всякой всячины, я знаю, передала Евгения Дмитриевна Персон и именно в дом учителя. В том числе были вещи Надежды Дмитриевны Облеуховой. Весь народный театр в доме учителя играл в этих костюмах. Я участвовала в спектаклях театра и играла там красавиц, в том числе по Островскому.

Но сниматься, фотографироваться не любила, так как считала себя нефотогеничной. Очень жаль, что здание дома учителя рушится и сейчас его несвосстановить… Я преподавала историю в Макарьевской восьмилетней школе до года, позднее, после её закрытия, перешла в Княжево, там была повыше зарплата. Директором восьмилетней школы был участник Великой Отечественной войны, оборонявший Ленинград, Артамонов Александр Фёдорович. Он умер в конце или начале года. Очень хорошо знала и дружила с Орловым Сергеем Ивановичем, с вашим отцом.

Мы с ним симпатизировали друг другу и какое-то время встречались перед самой войной. Вспоминаю предвоенное детство, когда мы учились в средней школе, гуляли, ходили на молодежные вечера. Очень были встревожены начавшейся войной с Германией, об этом нам объявили по радио.

Многие ребята, с кем я дружила, ушли на фронт добровольцами, в том числе Орлов С. Немногие вернулись после войны домой… В мирное время ваш отец и его друзья любили сплавляться на плотах по Унже от Мантурова до Макарьева, ловили рыбу, купались.

Интересное было тогда время, живое…А ещё очень часто вспоминается Старый сад, деревянная беседка в нем, круглая, на горе, с видом на реку! Беседа записана в октябре года в доме Акуловой М. Мария Степановна была добрым человеком. Она искренне заботилась о своих учениках, помнила их поимённо и прослеживала их жизненный путь. Наш последний разговор с Марией Степановной свидетельствует о ее хорошей памяти. Мне захотелось опубликовать эти воспоминания, чтобы некоторые факты её биографии, которые, может быть, не были ещё известны, будут теперь доступны широкому кругу читателей, ее многочисленным ученикам.

Вспомним добрым словом этого хорошего человека,так много сделавшего для родного города и не потерявшего оптимизма до конца своей жизни. Память помнит, а сердце не прощает Живет в нашем поселке без малого 50 лет ветеран труда Анна Павловна Шабарова.

Детство Анны Павловны пришлось на суровые годы войны, и она не понаслышке знает, что такое лишения, голод, непосильный труд. Вместе со своим мужем Василием они воспитали двоих детей, дочь Галину и сына Сергея, дали им образование. Сегодня Анна Павловна радуется подрастающим внукам и правнукам уже одна, мужа Василия пять лет как нет с.

Анна Павловна пользуется услугами социального работника Нины Николаевны Чистяковой, которая стала для нее надежной помощницей и собеседницей. Однажды Анна Павловна зашла к нам в надомное отделение, и я попросила ее поделиться своими воспоминаниями о пережитом. За окном все падал и падал снег, а мы сидели с Анной Павловной у окна, я смотрела на ее горькие морщины в уголках рта, натруженные руки и слушала ее горькую исповедь. В ней была судьба целого поколения тех, совсем юных граждан, чье детство было украдено войной.

Детство наше было тяжелое — Память помнит, а сердце не прощает. В моем сердце те же раны, коих не зашьешь. Родилась я в деревне Крупышево Нежитинского сельсовета. Когда началась война, мне было только полтора года. Своего отца Морозова Павла Ивановича я не помню, но, по рассказам матери, это был человек волевой, работал бригадиром в колхозе, был гармонистом, заводилой. Отца призвали сначала в Гороховецкие лагеря, это был сороковой год, потом — в Кинешемские, а м призвали на войну, и пошли они навстречу пулям… Детство наше было тяжелое, я росла без отца, а маме было только 25 годков, и прожила она солдаткой всю свою жизнь.

Работали с утра до ночи, полуголодные, ели картошку в очистках, колоколец прямо с противня ложкой, а он рассыпается… Собирали песты по полям, чеснок луговой, весной ходили копать картошку мороженую, терли в терку, лепешки пекли.

Все было, как у всех, в те суровые годы. Работали, везли свою непосильную ношу наши матери, а мы, совсем маленькие, помогали: И сорок вдов остались без мужей — А кончилась война — радовались со слезами на глазах,- продолжает вспоминать Анна Павловна, — сколько было пролито слез нашими матерями, сколько пережито горя. Надеялись они на возвращение своих мужей: Да так и не дождались… Деревня наша была сорок домов, и сорок вдов остались без мужей, а мы без отцов.

Спасали от нищеты только коза да огород, картошечка… Осенью чистили мы ее, резали, сушили и отправляли, кормили Москву. Сами ходили раздетые, донашивали, что. Мама моя, Морозова Елизавета Александровна, работала в колхозе и подрабатывала конюхом, а я ей, как могла, помогала. О своем пережитом у Анны Павловны родилось стихотворение: Мы ковали победу в тылу. Мы горя хлебнули по полной. День и ночь у станков замещали отцов, Несмотря на свой возраст и рост. Мы мечтали прожить жизнь сполна.

Мы хотели прожить жизнь для мира, Но вороном черным ворвалася война И закрыла, что было нам мило. После войны закончила Анна Павловна семилетку и пошла работать на сплав на Юрьевецкий рейд, получила трудовую книжку, шел тогда год.

Тридцать семь лет отработала она в лесной промышленности, имеет два ордена Трудовой Славы, правительственные наградызначки, грамоты за самоотверженный труд, является ветераном труда. Сегодня великой труженице, дожившей до преклонного возраста, мы желаем доброго здоровья и долголетия. Горчуха, Макарьевский район, Костромская область. Спой нам песню,перепелка,перепелочка… Слышали ли вы когда-нибудь перепелиные серенады?

А вот в прежние времена самых голосистых и виртуозных перепелов держали как певчих в знатных домах. К сожалению, это навсегда ушло в прошлое. А вот поет ли эта птица в неволе, и как ее содержать в клеточных условиях?

Об этом и многом другом мы размышляли, когда ехали на мини-птицеферму семьи Симановых, живущих в поселке Горчуха. Более всего нас смущало одно обстоятельство: Как решиться на такой подвиг? Мы беседуем с Сергеем и Еленой Симановыми в их доме, с небольшим земельным участком и хозпостройками, заселенными пернатыми жильцами и породистым псом-сторожем. Жизнь в новом измерении — Скажите, как пришла к вам эта, по меньшей мере, необычная идея?

Ведь дело это непростое, хлопотное, кропотливое и непредсказуемое и под силу далеко не каждому. Мне дали путевку в Волоколамский реабилитационный центр, где мы проходили профобучение по разным направлениям, например, пчеловодству, резьбе по дереву и.

Решала комиссия, смогу ли я этим заниматься, но взяли. И после пяти месяцев обучения я возвращалась домой с инкубатором.

Наверное, это меня и спасло от жуткой депрессии и нежелания жить в новом измерении… Много пришлось пережить, но я поняла одно: Конечно, в то время о перепелах не было даже и мысли, и я выводила сначала кур, потом гусей, пробовали держать пекин-ских уток, но привились куры, с ними оказалось проще. Хотя ответ был уже очевиден: И она была им благодарна за.

Как ни парадоксально, но привязанность была взаимной. Елена Анатольевна вспоминает поразительные случаи: Одна гусыня умерла, и я вспоминаю, как они бились за оставшуюся, такой хруст стоял… Когда вожак определился, он всем давал команду, что можно приступать к трапезе, а сам подходил ко мне, прыгал на колени и перебирал клювом пряди волос, бывало, все волосы переберет, так он выражал свои чувства. Наверное, он считал меня своей мамой.

Однажды мне надо было пойти в больницу, я надела новый плащ и пошла к калитке. Слышу, сзади меня догоняет гусь да как… долбанет! Я просто опешила, развернулась и кричу: Всю дорогу до калитки он на своем языке уговаривал меня простить его, он терся об мою руку и что-то виновато бормотал. Скажите, как после этого поднять руку на таких птиц, они у нас ведь все были ручные.

Мы не съели ни одного гусака, всех пришлось продать. Да… оказывается, преданность присуща не только собакам, но и гусям. А к нашему разговору присоединяется Сергей. Он рассказывает, что эта птица, по исследованиям ученых, занимает 1 место по интеллекту, что гуси, как известно, спасли Рим.

А еще доказано, что эта стезя стимулирует человека на активную деятельность, и люди, которые разводят пернатых, становятся добрее.

липецк знакомство постникова ирина фото

А между тем, хозяйка птичьего двора продолжает: Так у нас появилось более полусотни чистопородных кур. А к осени я по интернету познакомилась с птицеводом из Казахстана, который натолкнул меня на разведение перепелов: Поначалу эта мысль показалась мне просто бредовой, но постепенно мы с мужем пришли к решению: Все шло по плану, но… Они находят силы вставать и идти! После обследования заключение врачей прозвучало как приговор: А тут еще коленный сустав из строя вышел.

Беда не приходит одна. Когда Елена уезжала на операцию колена, на ее дворе уже насчитывалось около 30 перепелят, нуждающихся в ежедневном уходе. А когда вернулась, появились еще 2 выводка. И птицы снова… возвращали ее к жизни, заставляя ежедневно делать над собой усилия и, превозмогая боль, идти на птичий двор. Мы говорим о проблемах. Их огромное количество, больших и маленьких. Нужны корморезка и зернодробилка, в перспективе — другие, более удобные и легкие клетки, с кормушками и поилками, говорящие термометры и многие другие мелочи, без которых.

Старый двор бывших хозяев, где сейчас содержатся куры, тоже в плачевном состоянии. Его спрашивают о доходе, а он говорит: Свежие перепелиные яйца во много раз полезнее куриных, для многих жителей нашего района они были бы очень кстати к обеденному столу. Дело, как всегда, за малым — за инвестором. Есть ли такие в нашем районе? Боже милостивый, так хочется в это поверить! Вот почему так хотелось бы помочь им, для которых цель в жизни заставляет быть борцами за саму жизнь.

А пока для Сергея и Елены птицеводство — забота и отдушина, которая не позволяет расслабляться, думать о болячках и о том, чем все может закончиться.

По жизни они не привыкли останавливаться на достигнутом и много раз добивались результатов. Все мы знаем их по песенному творчеству, которое вывело две музыкально одаренные личности на областные и международные фестивали. А их усилия по воспитанию детей, старший из которых, Семен, — курсант высшего военного училища, а младший, Денис, улыбчивый и коммуникабельный, уже в 11 лет взял на себя часть взрослых забот.

Конечно, им помогали люди добрые, они везде есть, и в Горчухе. Сергей и Елена очень благодарны всем, кто помогал словом и делом, своими руками, как например, Дмитрий Владимирович Макарушин, который и материал для клеток пилил, и с сантехникой очень помог.

А совсем недавно установил у перепелов таймер, и теперь хозяевам не надо вставать чуть свет, вместе с пернатыми, которым необходим 18 часовой световой день. Расстаемся мы под звуки песен, доносящихся из домашней студии, где Сергей и автор музыки, и аранжировщик, и исполнитель вместе со своей супругой и детьми. В них — колокольный звон и птичьи трели, спецэффекты и, конечно, великолепные голоса: Это надо было слышать!

Не удержавшись, я спрашиваю: Однако юным ленинградцам пришлось наряду с взрослыми перенести всю трагедию осажденного города. Но детям было еще хуже, чем взрослым. Потому что они не понимали, что происходит. Почему нет папы, а мама постоянно плачет?

Почему все время хочется кушать, а по визгу сирены нужно бежать в бомбоубежище? И, главное, почему всесильные взрослые ничего этого не могут исправить? Но чутьем они понимали, что в их дом пришла большая беда. Когда в сентябре года замкнулось блокадное кольцо, в Ленинграде оставалось четыреста тысяч детей — от младенцев до школьников. У каждого из них была своя страшная история жизни в осажденном городе. Часто, говоря о том времени, вспоминают дневник Тани Савичевой и ее известную фразу: Но судьба Тани — это всего лишь одна из судеб этих четырехсот тысяч детей.

Мне хотелось бы рассказать о судьбе Нины Логиновой, родившейся в Ленинграде в году. Нам же будет очень плохо без мамочки! Но папа и старшие братья, Витя и Толя, молчали. Разве можно было объяснить маленькой Нине, что жизнь преподносит человеку множество испытаний, которые нужно пройти. В 35 лет остаться с тремя детьми на руках и работать с утра до ночи на Московском вокзале, чтобы прокормить семью, — понять это может только тот, кто сам прошел через.

Но самое страшное ждало Нину впереди. В воскресенье, 22 июня, папа с дочкой пошли в булочную и вдруг услышали в парке по радио: Как и все дети, Нина не сразу осознала, что значит это слово, но когда город начали бомбить самолеты, и в магазинах пропали продукты, стало ясно: Сколько страшных минут пришлось пережить девочке. Сначала бомбили школу, в которую она пошла учиться в сентябре; потом у нее на глазах, во время очередной бомбежки, дом, в котором жила семья Логиновых, развалился, как карточный домик.

После этого, без вещей и документов, была жизнь с отцом в общежитии, граммов хлеба на двоих по карточкам, мерзлый картофель и… Папа слабел день ото дня, а 27 апреля года он умер. Нина осталась одна связь с братьями прервалась в тот день, когда на их дом упала бомба. Вместе с соседкой и ее сыном девочка увезла на саночках папу на Волковское кладбище. Там они сбросили тело в общую могилу, которая потом была взорвана.

Очнувшись от голода, холода и слез, Нина оказалась одна на кладбище. Ее подобрал милиционер и привез в общежитие, где она жила с отцом. Когда очень сильно хотелось есть, щипали возле детдома траву. И все мечтали о будущем, о будущем без войны.

Поэтому, когда ребятам сообщили, что их повезут туда, где не стреляют, они плакали от радости. Из трех пароходов, увозивших юных ленинградцев по Ладожскому озеру на Большую Землю, уцелел лишь тот, на котором была Нина. Она до сих пор вспоминает эти дни со слезами.

По приезду в город Макарьев детей разместили в педучилище. Не могли макарьевские женщины спокойно смотреть на обессиленных, сильно исхудавших ребят, подкармливали их чем могли: А в августе года Нину определили в Княжевский детский дом, в котором прожила она до февраля года. Из детских домов уезжали те, у кого находились родители. Какое это было счастье!

Нина никого не ждала, но ее постоянно мучил вопрос, ответа на который она не могла найти: И снова случилась душевная травма — она одна, она сирота. Но нашлись добрые люди: Началась другая жизнь теперь уже Нины Гречухиной, а днем рождения, по свидетельству об удочерении, стало 9 февраля — день выборов в Верховный Совет СССР, когда председателем избрали И.

Связало Нину Гречухину с Ниной Логиновой только свидетельство о смерти отца и память: Долго эта память не давала Нине привыкнуть к новым родителям и назвать их мамой и папой, ведь перед глазами всегда стояли могила мамы и могильная яма папы. Ольга Федоровна и Павел Петрович все понимали и терпеливо воспитывали девочку, приучали ее к работе. Незаметно пролетели годы учебы в школе, в Макарьевском педучилище, в Костромском пединституте на заочном отделении. Но желание найти братьев ее не покидало.

Семь лет поиска ничего не дали. Лишь в году, уехав по путевке в Ленинград, Нина Павловна разыскала тетю Марусю, жившую когда-то по соседству с семьей Логиновых на Витебской сортировочной, узнала, что Витя двенадцати лет и Толя четырнадцати лет погибли на вокзале в повозке, на которой везли солдатам еду. Возвращаться в Ленинград было уже некуда, да и незачем… В душе осталась только боль. Но нужно было жить. После окончания педучилища молодая учительница была направлена в село Михайловица Пыщугского района учителем немецкого языка и физкультуры, а с года и до самого выхода на пенсию в году работала в Усть-Нейской средней школе Макарьевского района.

Там же она и познакомилась со своим будущим мужем, тоже учителем — Михаилом Васильевичем Шмоновым, переехала в деревню Заречье, где живет и по сей день.

На встречах с учениками Нина Павловна рассказывает о войне, о своем детстве в блокадном Ленинграде. И мечтает об одном: Ольга Степаничева, специалист по социальной работе,благодаря воспитательнице детского дома Надежде Васильевне Большаковой.

Поэтому наша редакция продолжает публикацию материалов о ветеранах и участниках Великой Отечественной войны. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию рассказ нашей читательницы из села Тимошина Надежды Куртовой.

Я его никогда не видела. Он прожил всего 43 года и умер в году, когда моему папе, Куртову Николаю Васильевичу, было всего лишь 14 лет. В доме моей бабушки Марии Николаевны Куртовой висит на стене нарисованный портрет дедушки Василия. На нем он в военной форме, а на его груди красуются медали. Бабушка говорила, что он вернулся с фронта весь израненный, худой. Он много болел, но о своих болезнях стеснялся рассказывать детям.

А мне всегда, глядя на его портрет и медали, было интересно узнать историю дедушкиного подвига, но бабушка не могла мне ее рассказать. И вот что я узнала. Его воинское звание — старшина, а с года — гвардии сержант.

Он был на передовой, на линии фронта и командовал стрелковым отделением. А уже 25 апреля года в составе стрелкового полка 96 стрелковой дивизии первого Украинского фронта он воевал в должности командира отделения и во время наступательных боев под Берлином был вторично ранен.

Замечательный человек и художник Юрий Фролов 23 сентября год назад ушёл из жизни замечательный человек, заслуженный работник культуры РФ, почётный гражданин города Макарьева, основатель Макарьевской детской художественной школы Юрий Михайлович Фролов.

Но жизнь не стоит на месте. Изменить судьбу мы не можем, но сохранить память о прекрасном, доброжелательном человеке, о хорошем учителе, о талантливом художнике — это в наших силах. Чухломы, летний выпускник худграфа Костромского пединститута имени Н. Некрасова был направлен в наш город для открытия художественной школы. Можно только представить, какие трудности возникали тогда на его пути. И воспитал не одно поколение художников. Выпустил из стен школы будущих архитекторов, ювелиров, дизайнеров, реставраторов, учителей.

Юрий Михайлович очень гордился каждым своим учеником. Невозможно переоценить вклад Юрия Михайловича в жизнь общества. В городе о нем всегда ходила добрая слава. Он был известным и уважаемым человеком. Родина высоко оценила его заслуги, вклад в развитие изобразительного искусства и воспитание подрастающего поколения. В том же году он стал лауреатом областной премии. В году было принято решение присвоить школе его имя. Теперь Макарьевская детская художественная школа носит имя ее основателя — Фролова Юрия Михайловича.

В перспективе на фасаде школы хотелось бы видеть мемориальную доску в его честь — это возможность еще раз отдать дань уважения и выразить благодарность Юрию Михайловичу Фролову, посвятившему свою жизнь художественному воспитанию и образованию подрастающего поколения.

В мае г. Сегодня детская художественная школа успешно продолжает идти по пути творческого поиска, который задал её первый директор Ю.

Здесь созданы все условия для творческой реализации детей и подростков, сформирована хорошая материальная база, сложился сильный педагогический коллектив. Для учеников школа стала вторым домом, где они получают возможность не только обучаться изобразительному искусству, но и находят понимание и поддержку мудрых наставников, умеющих вовремя сказать доброе и нужное слово.

Юрий Михайлович один из тех редких примеров, когда человек, несущий заботы педагога художественной школы и руководителя-хозяйственника, не переставал быть художником. Как художник он работал в разных жанрах, но любимым для него был портрет. Его работами восхищались не только в Макарьеве. Признанием труда художника всегда служили персональные выставки.

За этот год прошла не одна персональная выставка работ Юрия Михайловича. Но самой яркой и самой массовой, наверное, была выставка на День города. Галерея работ Юрия Михайловича Фролова располагалась на площади города, и каждый желающий мог вновь прикоснуться к творчеству художника. Картины написаны в разные годы, и каждая по-своему притягательна. В каждой угадывается рука настоящего мастера. У каждой хочется задержаться, всматриваясь в сочетание красок, создающее эффект глубины пространства и свой эмоциональный настрой.

Творчество Фролова Юрия Михайловича живет и навсегда останется в памяти макарьевцев. Память — это самое замечательное, что есть в наших сердцах. И пока она хранима нами, будут вечны люди и их творения… Работники отдела по культуре, туризму и молодежной политике, Макарьевской детской художественной школы.

Пожалуй, с маленькими детьми, делающими свои первые шаги в познании мира, сложнее всего и очень ответственно. Воспитатель, как и сапер, не имеет права на ошибку, потому что в большей степени именно он формирует будущую личность. Я им свою любовь даю, а они мне.

Уже семнадцать лет она живет в Макарьеве. Здесь вышла замуж, тут появились на свет ее сын и дочь, отсюда ее корни мамины и папиныхоть и помотала судьба по свету вслед за папой военным. Даже за границей жить довелось — в школу Наташа пошла в Чехословакии, а закончила ее на берегу моря в Латвийском городе Вентспилс.