Доступ к архивам знакомств

«ВКонтакте» открыла россиянам доступ к персональным архивам - Технологии - skoro.info

доступ к архивам знакомств

Любой гражданин имеет возможность получить доступ в такие архивы. Однако уровня профессионализма, определяющая возможности знакомства с. «Доступ к государственным архивам является частью прав гражданина, а в уровня профессионализма, определяющее возможности знакомства с. Если дело хранится по месту вашего запроса - вас пригласят в читальный зал для знакомства с ним. В случае, если оно находится в подведомственном.

Созрел ли к пище каждый рот? Так вопрошает каждый год семь тысяч лет Доступ к архивным документам и их использование — это точки, в которых сталкиваются государственные, корпоративные интересы и интересы личности, общества.

По этой причине конфликт пользователей архивной информацией и их распорядителей-архивистов неотвратимо неизбежен, почти всегда располагаясь между двумя пониманиями доступности архивов: Архивная информация — мощнейший политический ресурс, даже тогда, когда он лишь внешне придает силу доказательности в различных политических коллизиях. Ее использование либо сокрытие в равной мере могут стать инструментом манипуляции общественным сознанием кратковременного или долговременного действия.

Всего лишь два примера, связанных с действием этого фактора. Фальшивка была разоблачена почти немедленно, но в официальной церковной жизни оставалась вплоть до х годов XIX. И лишь в х годах она была изъята из обращения и фактически оставалась засекреченной до г. Другой пример из церковной истории. Шинонский список — протоколы допросов членов Ордена тамплиеров, большинство которых были потом казнены. Несмотря на то что за много лет до этой находки храмовники были оправданы папой Климентом V, официальная католическая церковь не спешила обнародовать Шинонский список, в том числе опасаясь имущественных претензий наследников Ордена.

И только в г. Обычно проблему использования архивных документов понимают и трактуют, прежде всего в СМИ, как проблему доступа к ним, имея в виду при этом почему-то доступ только к засекреченным материалам. Использование архивных документов как раскрытие, получение возможности знакомства с закрытыми документами, безусловно, важно. Но только этим проблема не ограничивается.

Не менее важны, а подчас определяющими являются иные аспекты доступности — наличие инфраструктуры хранения и поиска архивной информации. Это четвертый фактор использования архивных документов. Тем не менее использование архивных документов, понимаемое прежде всего как доступ, а доступ, трактуемый как ограничение на использование, равно как и снятие такого ограничения, является одной из существенных проблем мирового архивного дела.

Попытаемся дать беглый обзор решения этой проблемы в современном мире. Этот многостраничный и очень интересный документ потребовал бы и очень пространных комментариев. Применительно к теме настоящей главы мы остановимся лишь на нескольких его важных положениях.

Они предельно просты и, уверен, окажутся несколько неожиданными для российских читателей, поскольку невольно доносят малоизвестную в России западноевропейскую систему доступности архивов. Бастиан говорит о существовании нескольких различных принципов ограничения доступа к любым архивным документам, существующих в ряде европейских стран. Другой провозглашает доступность всех архивных документов по истечении определенных сроков со времени их создания — 20, 30 и более лет.

Бастиан признает необходимость в отношении определенных категорий архивной информации существования. Конкретизируя их, Бастиан дальше пишет, что подобного рода исключения можно объединить в три группы. Бастиан в своих рекомендациях был слишком откровенен, и, представляя французскую архивную систему доступа, как мне кажется, очень ярко продемонстрировал ее консервативный характер даже на фоне других европейских систем. И впервые заставил серьезно, без инерции революционности задуматься нас, российских архивистов, над тем, какова же все-таки реальная система доступности к архивным документам в продвинутых европейских государствах.

В самом деле, даже в советские времена мы привыкли к тому, что доступ к архивным документам может быть ограничен только тогда, когда на них стоят грифы секретности, во всех остальных случаях с любым документом, где бы он ни хранился, мог ознакомиться любой пользователь.

доступ к архивам знакомств

Правда, существовал обширный комплекс документов ограниченного доступа без грифов секретности — в основном недоступный с точки зрения идеологических устоев советского общества. Далее все документы, поступавшие в государственные архивы в советские времена после самого длительного их хранения в ведомственных архивах до 25 летесли они не содержали грифов секретности, а их было большинство, автоматически становились доступными пользователям. Вероятно, эта откровенность кому-то показалась неуместной и ненужной.

Именно поэтому на официальных обсуждениях европейских принципов доступа мы могли иметь дело совсем с другим документом. Если мне не изменяет память, были сформированы три региональные группы европейских стран, как казалось инициаторам, с близким по нормам доступа к архивам законодательством. Российскую сторону в одной из таких региональных групп, в которую вошла, помимо России, Германия, представляли я, историки — академик В.

Российские архивы: проблемы доступа и использования (Окончание)

Бачилло и юрист-консультант Государственной Думы Б. Перед каждой из региональных групп были поставлены общие задачи: Региональное заседание группы экспертов России и Германии состоялось в октябре г. Однако все же ход обсуждения вопроса выявил достаточно полно всю его остроту и сложность. Тон в дискуссии явно задала немецкая сторона во главе с директором Федерального архива Германии профессором Ф. Калленберг тезисно обозначил основные проблемы архивного дела Германии, связанные с доступом: Суть теории сводилась к тому, как в общем контексте демократического разрешения вопросов доступа в Германии, предусматривающего сокращение ограничительного срока вообще и тем более в отношении государственных и личных фондов деятелей фашистского рейха, решать тот же вопрос в отношении архивов ГДР.

Предложенный французами вариант договора предполагал оцифрование архива Коминтерна с предоставлением Ассоциации исключительных прав на продажу электронных копий, 10 процентов от чистой прибыли поступали в архив, который, кроме того, получал в качестве компенсации аванс в размере 1,5 миллионов долларов. Клочковатый, торопливо проработанный проект договора не встретил со стороны Росархива, уже наученного горьким опытом общения с зарубежными коллегами, никакого энтузиазма. Окончательную точку в этом поставил конфуз, случившийся с французами: И оно в самый ответственный момент начало давать один сбой за другим, что лишний раз доказывало авантюрность замысла, тем более, что за ним торчали уши довольно скандального французского историка, бывшего разведчика французской тайной спецслужбы.

Мы распрощались с госпожой Крижель, ее авантюрным сотрудником, которые, к счастью, вскоре вовсе исчезли из поля зрения Росархива.

доступ к архивам знакомств

Однако параллельно с этой авантюрой неспешно, но основательно, вырисовывались контуры более серьезного проекта, связанного с архивом Коминтерна. Серьезность и основательность ему придавало то обстоятельство, что одним из его инициаторов и организаторов выступил Генеральный секретарь Международного совета архивов Ч.

Открытый список:Поиск в архивах — Открытый список

Об этом человеке стоит сказать особо. Венгр по национальности, вынужденный покинуть родину после событий г. За это время Кечкемети постиг как премудрости профессии архивиста в ее самых разнообразных национальных проявлениях, так и дипломатические тонкости умелого маневрирования не просто в разных архивных средах, но прежде всего в условиях холодной войны. Благодаря последнему качеству Кечкемети пользовался известным уважением у архивного руководства СССР, часто бывал здесь и прекрасно разбирался в советском архивном деле.

Кажется, он высоко ценил и то, что было сделано в СССР в архивном строительстве. Однако Кечкемети этим не ограничился. Наконец, он развернул активную работу по поиску денежных средств для проекта, в первую очередь, среди архивных служб европейских стран, представители которых когда-то являлись активными деятелями Коминтерна. Так была подготовлена профессиональная, идеологическая и финансовая база реализации самого масштабного международного архивного проекта, не имевшего до этого аналогов в мировой истории архивного дела и, может быть, самое главное, открывавшая доступ на основе современных архивных технологий к документам одного из ценнейших документальных комплексов по мировой истории ХХ столетия.

Переговоры о заключении соглашения по реализации проекта шли долго и мучительно. Стороны не доверяли друг другу, в каждой фразе, каждом абзаце видели если не обман, то какой-то подвох, желание получить выгоду для себя за счет другой стороны. С тоскливой безысходностью я ощущал, что географически европейская страна Россия историей ХХ столетия оказалась отделена от Европы — и с помощью собственных усилий и благодаря усилиям тех, кто считает себя истинными представителями Европы.

Вроде бы головы затесаны с одной стороны, но как только пытаешься соединить эти затесы, головы начинают смотреть в прямо противоположные стороны. Лишь в июне г. Кечкемети и в присутствии представителя Совета Европы Д. В соответствии с этим соглашением предусматривались создание автоматизированной базы данных на основе усовершенствованных описей архива Коминтерна и совмещенных с ней оцифрованных образов одного миллиона страниц этого архива. Денежный взнос организаций-партнеров был определен не менее тысяч долларов.

В качестве компенсации своих затрат организации-партнеры получали копию базы данных и копию оцифрованного массива документов. Ассоциированные участники проекта — организации, чей взнос составлял до тысяч долларов, получали возможность компенсировать свои затраты частью базы данных и оцифрованных копий документов.

Задуманный проект не имел аналогов в мировой практике архивного дела. Во-первых, это был действительно масштабный международный архивный проект, в котором в конце концов приняли участие 8 стран и организаций. Во-вторых, полностью оправдала себя организационная структура реализации проекта — ИНКОМКА, совещания экспертов, представленных специалистами разных стран в области архивного дела, истории ХХ столетия, компьютерных технологий. В третьих, беспрецедентным оказался бюджет проекта, в целом составивший сумму свыше 1,5 миллиона долларов.

И, наконец, в четвертых, реализация проекта дала возможность создать для мирового сообщества современную информационно-поисковую систему по подлинной жемчужине архивов ХХ столетия — архиву Коминтерна, являющемуся собственностью России и одновременно — достоянием человечества. Реализация проекта компьютеризации архива Коминтерна стала маленьким, но принципиально важным торжеством мирового архивного сообщества.

Мир получил современную информационно-поисковую систему по одному из важнейших архивных массивов, отразивших поиск одного из путей к благоденствию человечества. Кажется, что и коммунисты и антикоммунисты должны быть удовлетворены этим — в открытом документальном поле архива Коминтерна интеллектуальные сражения становятся для всех равными по степени своей доказательности.

Реализованный проект стал и маленьким, но убедительным аргументом повышения авторитета профессии архивиста — не столько в России здесь сегодня общество волнуют пока более актуальные проблемы передела и овладения собственностисколько в странах, принявших участие в проекте.

Не случайно наши западные партнеры сейчас постарались продвинуть доклад о результатах проекта на одно из заседаний Совета Европы. Любое дело красно результатом. Именно поэтому у меня осталось двойственное, если не неопределенное впечатление от одного чрезвычайно амбициозного международного проекта, в котором принял участие Росархив.

Эта двойственность и неопределенность в его оценке связана с несопоставимостью потраченных на его реализацию усилий и неопределенностью достигнутых при этом целей. Их описание осуществлялось в специальном электронном формате и к г. Некоммерческая корпорация, между прочим, к г. Объединив вторичную информацию о книжных и архивных фондах, система представляла своим пользователям мощный инструментарий для исследований. Насколько можно судить, для Росархива она показалась привлекательной. Судя по всему этой информацией с Р.

Пихоей поделился заместитель директора Гуверовского института Ч. Палм и заинтересовал. В самом деле, в России, как и в любой республике СССР, существовал Центральный фондовый каталог с достаточно подробными сведениями о составе и содержании, физическом состоянии и другими, в том числе служебными, характеристиками каждого архивного фонда, находящегося в каждом государственном архиве. Ничего подобного в мире создано не было и нет до сих пор.

Это был результат централизованной организации архивного дела в СССР. С одной стороны, этот результат можно рассматривать как следствие тоталитарной системы архивного дела, преследовавшей в данном случае полицейские, охранительные функции.

Татищевым, и затем на протяжении всего XIX. Время все расставило по своим местам. Сегодня, когда современное общество гордо называет себя информационным, существование единого архивно-информационного пространства просто немыслимо без наличия инструмента типа Центрального фондового каталога. СССР и Россия благодаря его ведению в карточном формате оказались готовы больше, чем любая страна мира, к созданию такого единого архивно-информационного пространства, во всяком случае в границах распавшегося вскоре СССР.

Поэтому легко понять энтузиазм Р.

Российские архивы: проблемы доступа и использования

Пихои, когда ему и его коллегам стало известно о небезуспешных попытках создать нечто похожее на ЦФК в США, где в силу особенностей американской демократии централизованную учетно-справочную архивно-библиотечную систему создать было намного труднее. К тому же, вхождение России в такую систему, как казалось, должно было обеспечить демонстрацию нового облика демократической России, а также обеспечить ее прикосновение к современным информационным технологиям на каких-то не очень ясных, но явно позитивных для интересов архивов России, условиях.

Насколько можно понять, Ч. Палм, в качестве представителя Гуверовского института, стал посредническим звеном между Росархивом и корпорацией.

Любой гражданин имеет возможность получить доступ в такие архивы. Однако на стадии работы непосредственно в них существует своеобразное разграничение пользователей в зависимости от целей их работы, уровня профессионализма, определяющее возможности знакомства с научно-справочным аппаратом, документальными комплексами. В каждом из таких архивов существуют свои, особые правила доступа к архивной информации и ее использования.

Для доверительного типа архивов характерны еще более жесткие ограничения использования документов. Уже сама возможность получения доступа в такие архивы существует не для каждого. Справочный материал в них, как правило, носит служебный характер. Он и создавался изначально не в научно-информацион- ных целях, а для обеспечения определенных ведомственных интересов. В большинстве случаев в таких архивах отсутствуют приспособленные читальные залы, регламентированные процедуры работы с архивными документами, правила их копирования.

Закрытый тип архивов присущ для архивов министерств, ведомств и учреждений их систем. Находящиеся в них документы еще не приобрели признаков исторических источников, исключительно выполняя те задачи и реализуя достижение тех целей, ради которых они были созданы. Закрытый тип архивов — естественное и нормальное явление. Исследовательские интересы пользователей в отношении таких архивов в конечном счете удовлетворяются после регулярных передач их документов в систему публичных и ограниченно-публичных архивов.

Ограничение доступа к архивным документам. Срок засекречивания документов, содержащих государственную и иную охраняемую законом тайну, составляет 30 лет со времени их создания. Этот срок в отдельных случаях может быть продлен или сокращен. В любом случае отказ архива в предоставлении архивных документов пользователям должен содержать веские причины, срок действия ограничений и дату принятия решения об отказе. По требованию исследователя отказ выдается в письменной форме. Архивист должен объяснить порядок получения доступа к частично рассекреченным и секретным документам.

Неправомерный отказ в доступе может быть обжалован исследователем в суде. Вместе с тем архивы должны предупреждать пользователей об ответственности за сохранение государственной тайны и даже потребовать письменные гарантии сохранения полученной информации от разглашения. Ознакомимся с категориями документов, доступ к которым ограничен.

Если документы хранятся в ведомственном архиве органа управления, государственного учреждения или предприятия, порядок доступа к ним определяется правилами ведомства по согласованию с Росархивом. Ограничен доступ к документам, содержащим конфиденциальную информацию. Из Указа Президента РФ от б марта г.