Я слышу голос довольно мне знакомый

Голоса в голове

я слышу голос довольно мне знакомый

«У меня регулярно бывают галлюцинации, во время которых я слышу чьи-то разговоры. Голоса мне незнакомы, я не могу по голосам узнать каких-то конкретных, по имени – имя произносит либо знакомый, либо незнакомый голос. . Такие голоса люди слышат довольно часто, когда оказываются в. Я замечаю вещи, которые другие не видят, не слышат или не чувствуют. Если бред продолжается долго, то из него сплетается довольно Меня забрала моя тетя и поехала со мной в больницу. . А чтобы было практично, попутно разобрали знакомые паттерны поведения, выяснив, что. Голоса шли не из головы, а со стороны и всё нарастали, становились громче и то заметил, что как только я закрываю глаза - голоса продолжают гудеть и . когда ты совершенно отчётливо слышишь голос и можешь даже указать с какой . Я просто читала истории больных, вот они там довольно ярко.

Мне кажется, что эти разговоры абсолютно реальны, их ведут реальные люди в тот самый момент, когда я их слышу. Но я никогда не могу понять, где именно происходит разговор.

Я слышу, как ссорятся супруги, или что-то другое. Голоса мне незнакомы, я не могу по голосам узнать каких-то конкретных, известных мне людей. Иногда мне кажется, что я радиоприемник, настроенный на волну какого-то другого мира. Правда, этот мир населен людьми, говорящими на американском английском.

Эти слуховые феномены я могу расценивать только как галлюцинации. Я никогда не участвую в этих беседах, ко мне никто не обращается. Психиатры XIX века знали о существовании галлюцинаций у психически здоровых людей, и по мере развития неврологии специалисты стремились разобраться в их причинах.

Целью общества был сбор и исследование сообщений о призраках или галлюцинациях, особенно среди покинутых, одиноких и обездоленных людей. С обществом сотрудничали многие выдающиеся ученые — физики, физиологи и психологи Уильям Джемс был активным членом американского отделения общества. Предметом их систематического исследования стали телепатия, ясновидение, общение с мертвыми и природа духовного мира.

По ходу этих исследований выяснилось, что галлюцинации нередко встречаются и среди психически здоровых людей. Семнадцати тысячам испытуемых был по почте задан один и тот же вопрос: Вероятно, самой распространенной слуховой галлюцинацией является ощущение, что человека зовут по имени — имя произносит либо знакомый, либо незнакомый голос.

Фрейд по этому поводу заметил: Потом я стал записывать моменты появления этих галлюцинаций и выяснять, что происходило в это время в моем родном доме.

Голоса, которые иногда слышат больные шизофренией, бывают, как правило, обвиняющими, угрожающими, язвительными или надоедливыми. Отец и дед Смита слышали голоса, но реагировали на них совершенно по-разному. Отец начал слышать голоса в возрасте тринадцати лет: Чаще всего это были простые команды. Например, голос мог приказать передвинуть стакан с одного края стола на другой или воспользоваться определенным турникетом в метро. Напротив, дед Смита не обращал на галлюцинации особого внимания и даже играл с.

Он, например, описывал, как пытался использовать голоса, делая ставки на скачках. Голоса говорили самые разные вещи: Голоса были полезнее, когда дед играл с друзьями в карты. Ни дед, ни отец Смита не отличались особой верой в сверхъестественные вещи; не страдали они и какими-то явными психическими заболеваниями. Они просто слышали ничем не примечательные голоса, связанные только с их повседневной жизнью — как, впрочем, миллионы других людей. Отец и дед Смита редко рассказывали о своих голосах. Одним из важных моментов является отношение людей к своим голосам.

Некоторых эти голоса мучают, как, например, отца Смита, некоторые же воспринимают их спокойно и относятся к ним с юмором, как, например, дед того же Смита. За этим личным отношением к слышимым голосам стоит отношение общественное, которое может быть диаметрально противоположным в разное время в разных культурах.

Слуховые галлюцинации характерны для всех культур. Во все времена и во всех странах люди слышали голоса и часто придавали им огромное значение — боги в древнегреческих мифах часто говорят со смертными, как и единый Бог в религиях монотеистических. В этом отношении голоса считались более важными, ибо голосом можно дать объяснение или отдать недвусмысленный приказ, что невозможно сделать с помощью одних лишь зрительных образов.

Нет сомнения в том, что иногда эти голоса и видения появлялись у людей, страдавших психозами или истерией, но в большинстве случаев люди не видели в голосах ничего патологического. Если голоса были безвредными и глубоко личными, они считались просто неким свойством, присущим данному человеку. Приблизительно с середины XVIII века философы и ученые эпохи Просвещения стали придерживаться светской философии; слуховые и зрительные галлюцинации начали рассматривать как физиологические проявления избыточной активности определенных участков головного мозга.

Особую популярность эта идея нашла среди деятелей искусства. Художников и писателей, которые смотрели на себя как на толкователей, секретарей, пишущих под диктовку Голоса, и иногда им, как Рильке, приходилось годами ждать, когда зазвучит Голос.

Эти голоса звучат не извне. Я никогда не спутаю их с голосом, например, Бога. Но когда я однажды оказался в большой опасности, пытаясь спуститься с горы с сильно травмированной ногой, я услышал внутренний голос, не похожий на мое обычное внутреннее бормотание. Тогда мне стоило неимоверных усилий переправиться через широкий ручей с туго перевязанным вывихнутым коленом. Я нерешительно остановился перед препятствием, просто оцепенел, поняв, что не смогу преодолеть эту водную преграду.

Я испытал страшную слабость, мне явилась соблазнительная мысль: Поспать немного, набраться сил. Но тут у меня в ушах прозвучал властный, командный, не допускавший возражений голос: Этот добрый голос, голос Жизни, укрепил мою решимость, придал мне сил. Джо Симпсон, совершавший восхождение в Андах, сорвался с обледеневшего выступа и упал в расщелину, сломав при этом ногу.

Именно услышанный голос помог ему тогда преодолеть все трудности и выбраться из бедственного положения: Над головой бездна безжизненного синего неба.

Остался наедине с этим снегом и небом, перед единственным выбором — выкарабкаться отсюда во что бы то ни. Против меня не действовали никакие темные силы. Голос, звучавший в моей голове, сказал, что я сделаю. Голос пробился сквозь овладевшее мною смятение. Он звучал отчетливо, холодно и решительно. Сознание мое расщепилось на две половины, которые играли между собой в орла и решку.

Я слышу голоса. Это моя суперсила

Но голос был ясным, четким и руководящим. Голос был всегда прав, я прислушивался к нему и следовал его приказам, подчинялся решениям.

Вторая половина сознания пребывала в настоящей панике — мне мерещились страшные картины; безумная надежда сменялась полным отчаянием. Я грезил наяву, но слушал только голос. Мне надо было выбраться на ледник… Голос твердо и отчетливо говорил мне, что и как делать, и я подчинялся ему, в то время как в другой половине расколотого сознания мелькали, сменяя друг друга, безумные абстрактные идеи. Голос и предельное внимание гнали меня вперед, когда нестерпимый блеск ледника погружал в состояние дремы.

До захода солнца оставалось три с половиной часа. Я упрямо продвигался вперед, но вскоре до меня дошло, что я делаю это медленно и страшно неуклюже. Меня нисколько не смутило, что я ползу как улитка.

Такие голоса люди слышат довольно часто, когда оказываются в ситуации, угрожающей смертельной опасностью. Оба раза я чувствовал, что это конец. Внутренний голос лепетал что-то бессвязное, а я шевелил губами, издавая нечленораздельные звуки. Но ввиду крайней опасности я оба раза слышал голос извне, который громко выкрикивал мне в ухо отчетливые команды. Угроза жизни может исходить и изнутри, и хотя мы не знаем, насколько часто голоса предотвращали попытки самоубийства, мне думается, что это происходило и происходит не так уж редко.

Одна моя знакомая по имени Лиз после неудачного любовного романа чувствовала себя полностью раздавленной и угнетенной. Она была уже готова проглотить горсть снотворного и запить стаканом виски, когда вдруг услышала, как чей-то голос строго сказал ей: Мужской голос прозвучал извне, и Лиз не знала, кому он принадлежал. Светящаяся фигура несколько секунд просидела на стуле, а затем исчезла, растворившись в воздухе. Лиз испытала чувство невероятного облегчения, ее охватила волна тихой радости.

Лиз понимала, что голос скорее всего исходил из какой-то части ее собственного мозга, но тем не менее до сих пор игриво рассказывает о том молодом человеке как о своем ангеле-хранителе. Для объяснения того, почему люди слышат голоса, было предложено много гипотез, причем в разных обстоятельствах могут быть разные причины.

Вероятнее всего, что обвиняющие и угрожающие голоса, которые слышат страдающие психозами больные, по природе своей отличаются от голосов, которые иногда — в пустом доме — окликают человека по имени; и эти голоса в свою очередь отличаются от голосов, помогающих нам в минуты крайней опасности. Слуховые галлюцинации могут быть обусловлены аномальной активацией первичной слуховой коры; это нарушение требует исследования не только у больных с психозами, но и среди психически здоровых людей.

До сих пор большинство исследований в этой области проводилось именно на больных шизофренией. Некоторые ученые предполагают, что слуховые галлюцинации возникают в результате утраты способности распознавать внутреннюю речевую продукцию как свою собственную. Возможно, что в мозге существует физиологический барьер или механизм торможения, который в нормальном состоянии не дает нам воспринимать внутренний голос как голос извне.

Вероятно, этот вопрос можно переформулировать и спросить так: Эти голоса рождались в правом полушарии, но левое полушарие распознавало их как голоса внешние. Есть ученые, которые считают, что слуховые галлюцинации могут возникать вследствие повышенного внимания к мыслительному потоку, который сопровождает поток вербального мышления. Слуховые галлюцинации во многих случаях бывают содержательными — человек слышит голос, который говорит что-то осмысленное, пусть даже подчас тривиальное и напыщенное, однако в подавляющем большинстве случаев содержанием слуховых галлюцинаций оказываются странные нечленораздельные звуки.

Этот практически непрекращающийся звук — жужжание или звон — возникает при потере слуха и подчас становится просто невыносимым для больного. Восприятие шумов — жужжания, бормотания, щебетания, стука, скрежета, звона, приглушенных неразборчивых голосов — часто связывают с расстройствами слуха; эти звуки усиливаются на фоне таких состояний как бред, деменция, отравление или психологический стресс.

я слышу голос довольно мне знакомый

У врачей, например, во время напряженных дежурств, когда не удается выкроить ни одной минуты на сон, могут возникать разнообразные галлюцинации любой модальности. Один молодой невролог писал мне, что однажды, после тяжелого тридцатичасового дежурства, ему стали слышаться звуки кардиомониторов и тревожные сигналы аппаратов искусственной вентиляции легких.

Музыкальные галлюцинации могут возникать после инсультов, при опухолях мозга, аневризмах мозговых артерий, а также при тяжелых инфекционных заболеваниях, дегенеративных заболеваниях центральной нервной системы и при токсических или метаболических расстройствах. Такие галлюцинации обычно проходят после улучшения общего состояния больного. Выявить причину музыкальной галлюцинации трудно, но у пожилых и старых больных, с которыми мне по большей части приходится иметь дело, музыкальные галлюцинации возникают практически всегда при ослаблении слуха или при полной глухоте.

При этом галлюцинации сохраняются после подбора слухового аппарата или после установки кохлеарного импланта. Слух возвращается, но галлюцинации не исчезают. Вот что написала мне по этому поводу Диана Г.: Это был звук высокой тональности, донимавший меня семь дней в неделю по двадцать четыре часа в сутки. Звук точь-в-точь напоминал стрекот цикад у нас на Лонг-Айленде. В последний год у меня появились, кроме того, музыкальные галлюцинации. Песня повторяется снова и. Сначала я думала, что слышу пение по радио.

Потом я исключила все внешние источники — музыка звучала у меня в голове, и я не могла по собственному желанию ни выключить ее, ни убавить громкость. Но потом, приобретя некоторый навык, я научилась менять слова и темп и даже переключаться на другую музыку.

С тех пор я слышу музыку практически ежедневно, чаще по вечерам и подчас так громко, что она мешает мне общаться с реальными людьми. Я всегда слышу только знакомые мелодии — гимны, музыку, которую я исполняла, когда училась игре на фортепиано, и песни моей молодости.

Это противоречие нисколько не смущает больных, так что они не сомневаются в том, что кто-то действительно говорит, придумывая по этому поводу свои теории. Существует много вариантов таких галлюцинаций. Комментирующие галлюцинации — обманы слуха, в которых звучат оценки мыслей, чувств, намерений, поступков пациентов. Их можно обозначить и как рефлексивные обманы слуха, так как в первую очередь они озвучивают результаты самонаблюдения и отношение самих пациентов к разным аспектам их собственного Я.

В комментариях могут, по-видимому, отражаться и оценки пациентов со стороны значимых для них людей.

я слышу голос довольно мне знакомый

Содержание комментариев обнаруживает тесную связь с настроением пациентов. Расстройства настроения влияют на самооценку пациентов, вероятно, таким же образом, как это наблюдается у здоровых людей. Приподнятость настроения обычно, хотя и не всегда, сопровождается повышением самооценки. Соответственно этому меняется характер комментариев. Подавленность настроения чаще всего снижает самооценку и, соответственно, влечет уничижительные комментарии.

Быстрые перемены настроения могут быть идентифицированы по изменениям содержания комментариев. В некоторых случаях комментарии бывают столь жестокими и циничными, что можно говорить о глумящихся галлюцинациях. Блейхер комментирующие обманы слуха склонен отождествлять с телеологическими.

Агрессивные галлюцинации могут свидетельствовать, видимо, о двух важных вещах: Пациенты могут быть согласны с содержанием таких комментариев, безразличны к нему либо оно совершенно не совпадает с их собственным мнением.

Констатирующие галлюцинации — обманы слуха, представляющие акты регистрации всего того, что воспринимают или делают пациенты, а также события их внутренней жизни. Никаких комментариев такие обманы не содержат. Точно так же отмечаются действия пациентов: В них, собственно, проявляются болезненные и часто непреодолимые побуждения самих пациентов, только воспринимаемые ими как внешнее, галлюцинаторное принуждение.

Обычно такие импульсивные и, как правило, разрушительные побуждения наблюдаются у кататонических пациентов, но у кататоников они возникают вне галлюцинаций. С другой стороны, императивные обманы близки насильственным побуждениям, которые возникают в структуре психических автоматизмов, однако, и такие побуждения могут быть не связаны с обманами восприятия. Таким образом, императивные галлюцинации являются как бы относительно ранним симптомом других, более тяжелых и возможных в будущем нарушений.

Особую опасность для окружающих и самих пациентов представляют гомоцидные и суицидные императивные галлюцинации. Это показывают следующие иллюстрации. Сказали, что иначе все мы умрем позорной и мучительной смертью. Я ударил жену топором, но она увернулась.

Была ранена и убежала. Двух дочерей я зарубил, третью не нашел. Затем ножом два раза ударил себя в грудь, но неудачно. Тогда я взял нож, приставил его рукояткой к стене и собирался вогнать его в себя поглубже.

Но тут стали взламывать дверь. Я заметил боковым зрением, что на кровати зашевелилось одеяло и показалась голова третьей дочери. Я успел дотянуться до топора и ударить им дочь по голове. Другой пациент рассказывает, что по приказу голосов он несколько раз пытался утопиться, но, выплывая на середину Ангары, в самый последний момент получал приказ вернуться на берег. Один раз он чудом остался жив, так как бросился в воду зимой и на берегу обледенел, его случайно обнаружили рыбаки. Пытался также убить себя, вонзая напильник в область сердца.

Голоса приказали орудовать именно напильником. Но и этот суицид не удался, остановила острая боль в груди. Встречаются садистические императивные галлюцинации, приказывающие пациентам мучить кого-то из окружающих, пытать и даже убить, но медленно, жестоко истязая жертву, растягивая ее страдания. Деликты такого рода известны, к счастью, они бывают редко. Пациенты сами могут стать объектом садистических приказов.

Встречаются обманы слуха с запретами делать что-нибудь требуемое по ситуации — это как бы кататонические галлюцинации. В некоторых случаях пациенты, побуждаемые повелевающими обманами, вынуждены совершать действия, обратные целесообразным: Поведение таких пациентов мало чем отличается от поведения кататоников с пассивным и активным негативизмом.

В отдельных случаях наблюдаются магические галлюцинации, вынуждающие пациентов совершать что-то вроде колдовских действий, например класть вещи на строго определенные места, растягивать по квартире веревки, мыть руки четное или нечетное число раз, считать свои шаги и др. Встречаются как бы косвенные приказы: Так, под влиянием голосов пациент рассказывает о себе очень подробно, ничего не утаивая, аккуратно пьет лекарства, прекращает курить.

Иногда императивные распоряжения сохраняют силу даже после того, как галлюцинации исчезли. Отношение пациентов к императивным обманам слуха бывает разным. Часть пациентов пытается противодействовать таким приказам, иногда им это вполне удается. Отдельные пациенты находят в себе силы делать обратное тому, что требуют от них голоса. Императивным чаще всего бывает один незнакомый голос, реже — два, которые отдают при этом противоположные распоряжения. Милева, императивные обманы слуха могут расцениваться в качестве шизофренических симптомов первого ранга.

Внушающие галлюцинации — обманы слуха, содержащие не приказания, а уговоры что-нибудь сделать, как бы убеждающие пациентов в том, что им следует поступить тем или иным образом. Нередко такие галлюцинации склоняют пациентов совершать акты агрессии или аутоагрессии, а также как бы готовят их к принятию ложных суждений.

Слова галлюцинации часто воспринимаются пациентами как вполне убедительные, поскольку они выражают их собственные мотивы планируемых действий. Описаны бредовые галлюцинации Хайм, Моргнер,которые убеждают пациентов в правильности их бредовых построений.

PSYLIB® – ПРИЗНАНИЕ ГОЛОСОВ

Галлюцинаторные самооговоры — обманы слуха с сообщениями о мнимых правонарушениях, которые пациенты якобы совершили. Случается, что пациенты принимают такие сообщения без колебаний. Более того, они вспоминают подробности мнимого события. Он отчетливо припомнил, как все это было, после чего обратился в милицию с заявлением.

Некоторые пациенты вполне могут в это поверить. Иногда встречаются галлюцинации, в которых выражаются более или менее последовательные бредовые идеи изобретательства, реформаторства — паралогические галлюцинации.

Когда ктото говорит, а я сам недослышу, голос помогает мне разобрать, что сказали. Такие галлюцинации можно обозначить как подпороговые, так как, похоже, порог их чувствительности находится ниже, нежели у пациентов.

Телеологические галлюцинации Блейлера — обманы слуха, как бы подсказывающие, как легче или лучше что-то сделать: Читаю книгу, а голос забегает вперед и говорит, что написано в строках пониже Я не успею еще сообразить, что случилось, а голос мне уже это докладывает. Он, этот голос, как моя интуиция Голос говорит, чем сейчас запахнет или какое вкусовое ощущение появится, и точно, через несколько минут так все и происходит Голоса предупреждают меня, что скоро будет припадок, так через час или два и бывает.

Я читаю про себя, а голос — вслух, он называет и знаки препинания Пишу письмо, а голос читает его вслух. Эхолалия может проявляться иначе, а именно в речи самого галлюцинирующего пациента. Обе галлюцинации почти сливаются, их разделяют какие-то доли секунды. Повторов может быть 5—6 и. Иногда повторяются последние слова. Такие обманы слуха называют также палилалическими.

Встречаются также внешне сходные с ними возвращающиеся галлюцинации.

Прекрасное далёко. Песня из кинофильма Гостья из будущего.

Это обманы слуха, повторяющиеся в начале каждого приступа болезни. Например, это вопросы такого типа: Пациент сообщает, что однажды, когда ночью сидел на берегу Байкала, он услышал, как кто-то подошел к. Кто это был, он не.

Слуховые галлюцинации

Пришедший стал вспоминать его прошлое, начиная где-то со школьных лет. Рассказал и о службе в армии, о том, что происходило на войне в Чечне. В основном он вспоминал о самом неприятном, о том, что пациент никому не хотел рассказывать и старался забыть. Знал такие подробности, которые никому не были известны, кроме.

Голос был незнакомым, но был, однако, момент, когда пациенту показалось, что когда-то давно он один раз его уже слышал и будто бы знал этого человека. Что было дальше, пациент почти не помнит. Вспомнил только, что в воде его головы коснулось крыло чайки.