Заменить слово широкие с разделительным твердым знаком

Подчеркнутые слова заменить словами с разделительным "ъ" - skoro.info

Подчеркнутые слова заменить словами с разделительным "ъ" ШИРОКИЕ просторы -? РАЗОЗЛЁННЫЙ зверь -? РАСТОЛКОВАТЬ. Как видим, целью реформы было “облегчение широким массам усвоения русской На первый взгляд, замена буквы “ять” на Е самая безобидная, ибо в русском .. Исключение твердого знака в конце слов. . допускалось сохранение этого знака в разделительном значении, например. 1. Необъятные просторы. 2. Разъярённый зверь.

Не расти яблочку на ёлочке. С гор вода налегла, и речки помутились. Затопила печку, а сама к соседям на крылечко. Захотел молочка от бычка.

Невеличка птичка, да коготок остёр. Сказал бы словечко, да волк недалечко. Ни сучка, ни задоринки. Пришла птичница в лисьей шубке, цыплят посчитать. Подал ручку, да подставил ножку. Золотые ручки не испортят мучки. Стаканчики да рюмочки доведут до сумочки. Москва от копеечной свечки сгорела. Будут цветочки, будут и ягодки. По сучку дерево не тужит.

Заменить слово широкие словом с разделительным твердым знаком

С печки до порога дальняя дорога. Из крошек кучка, из капель море. Поехал прямо — через кочки да в яму. Сказочка про белого бычка. Курочка бычка родила, а поросёночек яичко снёс. Около пчёлки — медок, около жучка — навоз. После дождичка будет солнышко. Не стоит шуба оторочки. Сердечный друг не родится. Невеличка синичка, да та же птичка. Овечку стригут, и другая ждёт.

Одной ласточке не радуйся. По ниточке и до клубка доходят. Из одной мучки, да не одни ручки. Луговая собачка Луговая собачка живёт в Америке. Собачка вырывает подземные норочки. Там она укрывается от ночных хищников. Зимой луговые собачки впадают в спячку. Подчеркнуть в словах диктанта сочетания ЧК, ЧН. Написать по одному слову с Ь в конце и в середине слова. Бабочки Бабочки бывают ночные и дневные. Дневные бабочки — яркие, красочные. На кончиках их усиков крошечные шарики.

Ночные бабочки выглядят проще. Их крылышки покрыты ворсиночками. Первые ручки Первыми ручками были обычные палочки из дерева. Ими царапали буквы на восковых дощечках.

Заменить слово широкие словом с разделительным твердым - skoro.info

Древние египтяне ручку делали из трубочки. В эту трубочку вставляли тростиночку. По ней просачивались чернила. У неё острые колючки. Плоды каштана — крошечные семечки. В семечках есть плодовые почки. Из такой почки вырастет дерево. Выписать из диктанта два слова с сочетанием ЧК. Разделить эти слова на слоги. Во втором предложении подчеркнуть слова, в которых звуков больше, чем букв.

Ласточкины гнёзда На крутом берегу речки мы увидели дырочки. Птички ловили мошек и залетали в гнёздышки. Там мамочки высиживали маленькие яички. Скоро появятся крошечные птенчики. Выписать из диктанта слово с разделительным Ь знаком. Разделить это слово на слоги. Выписать из диктанта слово с сочетанием ЖИ. Написать ещё два слова с такой же орфограммой.

Русские платочки В России на платках обычно рисовали или вышивали красочный орнамент. В центре платочка — рисунок из цветочных букетов. Листочки и стебелёчки всегда яркие, зелёные. По краям платка — симпатичная каёмочка.

Она украшена веточками с крошечными листочками. Выписать из диктанта два слова с сочетанием ЧН. Поставить в этих словах знак ударения. Изменить слово РЕКА так, чтобы в нём появилось сочетание: Обучающие диктанты Все ли рыбы мечут икру Большинство рыб мечет икру. Но есть на свете удивительные рыбки. Они рождают живых мальков. Это гуппи и рыба-меч. Выписать из диктанта два слова с проверяемой безударной гласной О. Слова диктанта с сочетаниями ЖИ — ШИ разделить на слоги.

Горный гусь Этот гусь большой хитрец. В начале кладки он роет ямку. Затем гусь закапывает яйца в землю. Не найдут гнездо хорь и лисица.

Выписать из диктанта по одному слову с проверяемыми безударными гласными И, Е; приписать к ним проверочные слова. Выписать из диктанта слово с орфограммой ЧА — ЩА и разделить его на слоги для переноса. В первом предложении подчеркнуть слова, в которых звуков меньше, чем букв. Ели и сосны Как сажают ели и сосны? Эти деревья люди сажают прямыми рядами. Ели и сосны растут очень. Выписать из диктанта по одному слову с проверяемыми безударными гласными Е, Я; приписать к ним проверочные слова.

Над словами первого предложения поставить знак ударения. Змея-муссурана Эта змея — пожиратель змей. Её пища — только змеи. Муссурана ползёт по их следам. Потом обвивает добычу кольцами своего тела. Выписать из диктанта по одному слову с проверяемыми безударными гласными О, Е; приписать к ним проверочные слова.

Выписать из диктанта слово с мягким знаком в середине, написать ещё два слова с такой же орфограммой. Малыши гагар В гнезде появились два птенца. Родители сразу ведут своих чад к воде. Малыши кидаются в воду и плывут. А через месяц они могут и рыбку ловить. Сделать звуко-буквенный анализ слова с орфограммой ЧА — ЩА. Из последнего предложения выписать слово, в котором звуков меньше, чем букв; разделить это слово на слоги. Где змеи ищут пищу В поисках добычи змеи часто заползают на деревья.

Но они могут ловко лазать и по скале. А узорчатый полоз частенько бывает на чердаках домов. Там он любит ловить воробьёв. Выписать из диктанта по одному слову с проверяемыми безударными гласными А, О, приписать к ним проверочные слова. Над словами последнего предложения поставить знак ударения. Ворона и галка Просто различить ворону и галку. Галка меньше вороны и вся чёрная.

Только свою шею галка повязала серым платочком. У вороны всё туловище серое. А голова, шея, крылья и хвост — чёрные. Выписать из диктанта по одному слову с проверяемыми безударными гласными Я, О; приписать к ним проверочные слова. Выписать из диктанта слово с мягким знаком в середине, написать ещё два слова на эту же орфограмму. Ландыши растут в тенистых местах.

В сумраке леса насекомым хорошо видны только белые цветы. Учись разгадывать загадки природы! Тетюреву Грамматические задания 1. Выписать из диктанта по одному слову с проверяемыми безударными гласными Е, И, приписать к ним проверочные слова. Подчеркнуть во втором предложении все безударные гласные.

Гнездо чомги Чомги внешним видом очень похожи на гагар. Гнездо этой птицы плавает на воде. Оно сделано из водорослей и веток. Водоросли в гнезде гниют.

Так само гнездо дополнительно обогревает птенцов. Выписать из диктанта по одному слову с проверяемыми безударными гласными Е, О, приписать к ним проверочные слова.

Выписать из диктанта слово с сочетанием ЖИ — ШИ. Подчеркнуть в этом слове твёрдые согласные. Многие деревья теряют листву. У большинства таких деревьев листья мягкие. Облетает листва у липы, клёна, рябины, дуба.

Другие деревья сохраняют зелень всю зиму. Во втором предложении подчеркнуть всегда звонкие согласные. В третьем предложении подчеркнуть гласные второго ряда.

Ежонок Рождается ежонок совсем голеньким. Через несколько часов на его коже появляются бугорки. Потом из бугорков выходят мягкие иголочки. И на них получаются грозные колючки. Хотя пятерка относится к неплохим числам, но все же это не семерка, и, следовательно, орфографическая реформа исказила сакральный смысл монограммы.

В таком случае сумма цифр составит: Теперь осталось рассмотреть имя верховного Бога, Иеговы. Сумма же всех четырех строк будет равна 72 [ 4. Следовательно, реформа орфографии в наибольшей степени исказила написание имени Бога-отца. Между тем, в сакральной области нащупывается некоторая закономерность: Бог-отец, а также Богиня победы имеют высшее цифровое значение имени, равное 9; Бог-сын как в основном написании, так и в монограмме имеет цифровое значение имени, равное 7.

The Art of Quantum Jumping

Остается предположить, что последний элемент святой троицы, Святой дух, обладает тоже нечетным цифровым содержанием, но меньшим. Пятерка для этого вряд ли подходит, она в нумерологическом смысле маловыразительна; но зато подходит тройка. Тем самым Святая троица имеет высшее сакральное значение, которым, кстати, и подтверждается значение 3 для Духа.

Искажение написания отечественных и иностранных слов. Помимо иностранных сакральных слов от реформы орфографии пострадало немало и слов исконно русских. В этой мысли нас убеждает и подсчет суммы цифр по современной нумерологической шкале С. Иными словами, сакральный статус Руси соответствует Богу-сыну, но не Богу-Святому духу.

Но не как верховное божество аналог Бога-отцасуществующее на небе, а как его земное воплощение и тем самым как Богиня-дочь. Приведенных примеров достаточно, чтобы понять, что в ряде случаев замена одной буквы на другую приводит к потере исходного смысла слова или к неверной трактовке слов иноязычного происхождения.

Исключение твердого знака в конце слов. Уж, казалось бы, эта реформа самая целесообразная! Знак этот писался, но не читался. Так почему бы его не убрать? Тем более, что числовое значение у него отсутствовало, так что сакральный смысл не затрагивался.

Так что если попытаться отразить на письме это явление системно, то следует писать вместо звонких согласных их глухие варианты, причем не только на конце слова, но и на конце морфемы.

Короче говоря, подобная реформа в области согласных звуков принесла бы больше вреда, чем пользы. Ведь речь идет о разрушении одной из систем русской речи — системы открытого слога. Эта система когда-то господствовала в славянском языке без исключений, и означала, что слова состоят только из открытых слогов, начинаясь с согласного и кончаясь гласным или, в крайнем случае, полугласным.

Здесь мы вступаем в область лингвистических дискуссий о соотношении письменного и устного языков. Традиционная лингвистическая точка зрения гласит, что письменный язык служит лишь для фиксации устной речи, является, так сказать, просто ее орудием и не более того, так что изучать следует лишь устную речь, а письменную литературу следует исследовать лишь при невозможности обратиться к речи звучащей, скажем, в случае мертвых языков.

Так что первична устная, а вторична письменная речь. Между тем, устная речь весьма податлива, зависит от многих местных условий и, кроме того, подвержена массе влияний, например, стремится к удобному, не очень отчетливому произношению. Таким образом, хотим мы этого или нет, но мы фиксируем на письме фонетическую систему, а не конкретное звукоизвержение, поэтому лингвисты различают письмо фонетическое, например, фонетическую транскрипцию, и письмо фонематическое, фиксирующее не столько звуки, сколько их систему.

Но уже при таком подходе к письменности получается, что письменная речь служит в большей степени не средством общения, а средством фиксации неких инвариант, неизменных свойств устной речи, способствующих лучшей передачи смысла. Устная речь лабильна, подвижна, допускает большие отклонения от нормы, тогда как письменная речь как раз эту норму и поддерживает.

Между тем, вся русская графика буквально пронизана слоговыми традициями. Для устной речи правила переноса никакой роли не играют, там вообще нет никакого переноса, ибо слова не разбиваются на части, идущие в разные предложения. Так что перенос является исключительно принадлежностью письменной речи, и его оформление в виде правила переноса целых морфем служит как раз прояснению морфем, выявлению их в чистом виде, хотя и не.

Иными словами, в некоторых случаях предпочтительнее морфемный подход, в некоторых - подход с позиций открытого слога. Но любой подход связан со слогами, с их выявлением, что не характерно для устной речи. Другой пережиток слоговой традиции связан с обозначением мягкости или твердости гласного звука. Поэтому вне слога твердость и мягкость согласных звуков в русском языке неразличима.

Кроме того, в русском алфавите есть несколько силлабем, то есть слоговых знаков — я, ё, е, ю. Так что русская азбука является не чистым алфавитом, а частично и силлабарием, то есть репертуаром слоговых знаков. Так мы приходим к пониманию того, что когда-то письменность у славян была слоговой, и лишь появление кириллицы прервало эту традицию.

Подробнее мы на этом останавливаться не будем, отсылая читателя к нашим публикациям по данному вопросу [ 5. После этого стали возможны примеры отказа и от других остатков слоговой системы; так, например, под влиянием компьютеризации в конце ХХ века стали возможны немыслимые прежде переносы слов вплоть до отделения одного звука. Тем самым реформа орфографии означала окончательный разрыв с традициями открытого слога в устной речи и слоговой письменности в кирилловской орфографии; она отодвинула нас от наших предков.

О так называемом Ъ разделительном. Смысл этих изменений - тот же, что и предыдущих, то есть с одной стороны некоторое упрощение орфографии и приведение ее в соответствие с устной речью, а с другой стороны, в отдалении русского написания от написания других славянских народов.

Реформа графики и орфографии означала прежде всего разрыв с традицией славянского письма, и тем самым отдалила и отделила новое русское гражданское письмо от письма слогового, от письма кирилловского и даже от письма, введенного Петром I. Это означало, что для чтения дореволюционных книг уже требовалось известное напряжение, определенное привыкание, что создавало известный культурный барьер.

Конечно, для людей с высоким образовательным уровнем он был относительно легко преодолим, однако для большинства малограмотных лиц, получивших в годы советской власти доступ к образованию, он казался довольно существенным. Но именно это и требовалось для новой власти. С одной стороны, новая орфография позволяла легче изучать русскую письменность, с другой — практически исключала знакомство широких народных масс с дореволюционной литературой.

Другим важным следствием орфографической реформы явилось выделение русской графики из восточнославянской. Еще в ХI Х веке среди лингвистов шли споры, существует ли украинский и белорусский языки именно как языки, или они все являются просто малороссийским и западнороссийским диалектом великорусского. Так что если прежде, до реформы, в великорусском можно было найти черты и украинской, и белорусской графики, или, иными словами, великорусская письменность являлась просто общерусской без подразделения на великорусскую, малорусскую и белорусскую, то теперь русская письменность перестала претендовать на общерусскую значимость и стала в один ряд с украинской и белорусской.

Вряд ли такое понижение статуса русской графики можно воспринять иначе как крупную утрату. Еще одним следствием реформы явилось отдаление русской графической системы от общей индоевропейской. При том, что основной состав букв имеет написание в строку, ряд букв имеет диакритические надстрочные знаки, так что время от времени встречаются буквы в полторы строки.

Так, в испанском языке существуют значки для ударения, у французов они более разнообразны, а у греков еще и пополнены знаками придыхания; у немцев существуют буквы д, ц, ь, и при всем том во всех языках с латинской графикой есть буквы i и j. Так что с учетом заглавных букв, также занимающих полторы строки, а также полуторастрочных bdfhklt внешний рисунок слов выглядит весьма разнообразным. В русском же языке до реформы таких знаков было меньше, к ним относились ih,?

Если еще вспомнить об отсутствии таких узких знаков, какие есть в латинской графике, например, ijltи, напротив, вспомнить об очень широких русских буквах типа ш, щ, ж, м, ю, ы, то можно придти к выводу о том, что после реформы русский текст стал восприниматься как очень широкий и весьма монотонный, содержащий очень мало полуторастрочных знаков.

Так что реформа сделала русскую письменность еще менее похожей на общеевропейскую, чем она была до реформы. Уже этих культурных утрат было бы достаточно для того, чтобы задуматься, следовало ли производить подобную реформу. Однако наибольший урон нанесла реформа в практически неизвестной широким массам области, в области сакральной. Весьма искаженными стали и написания многих других имен библейского и греческого происхождения. Все это привело к тому, что стало бы весьма кощунственным издавать, например, Библию в новой графике, где у ряда слов сакральный смысл менялся на прямо противоположный.

Из изложенного напрашивается вывод о том, что реформа орфографии носила неслучайный характер именно в сакральной области. Правда, лингвисты категорически отвергают такой довод, полагая, что любое правописание нуждается в периодическом реформировании, ибо язык заметно меняется из столетия в столетие и его письменная фиксация должна отражать его наиболее существенные сдвиги.

Поэтому лингвисты никаких сакральных диверсий не совершали, они просто выполняли свой профессиональный долг.