Под знаком молота книга

Константин Образцов «Молот ведьм»

под знаком молота книга

ПОД ЗНАКОМ СЕРПА И МОЛОТА: КОСИ И ЗАБИВАЙ! ПОД ЗНАКОМ СЕРПА И Из книги Кризис и знаки зодиака автора Попов Александр. Под знаком. Крест-молот – разновидность греческого креста. Один из главных Похожие главы из других книг В Древнем Египте – знак плодородия и жизни. зачем бы я пришла к вам? – Сделай знак молота, если ты живая, и подними это, – потребовал Фрейвид и бросил к ногам Хёрдис серебряное кольцо.

Да, он и впрямь отличался от прочей бостонской публики. Не каждый ведь день повстречаешь козла в плаще-тренче, полы которого путаются в его задних копытах, небольшой шляпе с узенькими полями и низкой тульей, нахлобученной на голову между витыми рогами, и к тому же в темных очках. Несмотря на столь хитрую маскировку, я мигом его узнал. Именно этого козла мне пришлось убивать и есть в другом мире. А подобные ситуации, знаете ли, как-то очень роднят и не забываются. Я был глубоко убежден, что инкогнито обставляется как-то совсем по-другому, ну да дело хозяйское.

Отис Инкогнито плюхнулся задними ляжками и копытами на занятый мной для Самиры стул, передние же конечности опустил с громким стуком на стол. Она тоже сегодня инкогнито? Отис уже вовсю пожирал булочку Сэм вместе с пакетом, в котором она лежала. За ним с соседнего столика наблюдала солидная пожилая супружеская чета.

Судя по умиленным лицам обоих, двоим этим смертным мой друг волшебный козел казался чем-то вроде смешного ребенка или забавной собачки. Исполняй я у громового бога такие же обязанности, как он, меня бы наверняка тоже передергивало при малейшем упоминании его имени.

Отиса и его брата Марвина Тор запрягал в свою колесницу, и они были вынуждены возить его в ней, а кроме того, обеспечивали ему собственными, так сказать, персонами бесперебойное поступление козлиного мяса.

Тор каждый вечер их убивал, готовил из них еду, а к утру они вновь возрождались. Вот почему, ребята, окончив школу, следует постараться продолжить образование. Иначе запросто можете оказаться такими вот волшебными козлами. Я мысленно перенесся в январь, когда повстречался впервые с громовым богом.

Славный вышел тогда вечерок. Мы сидели возле пылающего костра. Тор, шумно портя воздух, рассказывал нам сперва о своих любимых телесериалах, а затем пожаловался на потерю универсального молота, которым не только убивал великанов, но и пользовался как телеприемником высокого разрешения для просмотра своих сериалов. Отис цокнул передним копытом по столику. Узнай о таком великаны, они наводнили бы миры смертных, все там уничтожили, а меня бы отправили в совершеннейший ужас.

Наши безрезультатные поиски длятся вот уже несколько месяцев. Враги Тора, видимо, что-то чуя, дерзеют и распоясываются. Но я, видимо, чересчур черств для подобных самопожертвований. Так в чем же проблема? Великаны гораздо меньше его боятся. А кроме того, Тор ужасающе нервничает, когда пытается по нему смотреть свои любимые сериалы. А мне, когда Тор раздражен, становится очень трудно сохранять моральное равновесие. В его словах многое не вязалось с другим.

Неужели Тору и впрямь так трудно найти самому этот молот? А если так, каким образом ему до сих пор удается скрывать столь долго от великанов, что он потерял его? И еще, конечно, мне просто крышу сносило от информации, что козел пытается обрести моральное равновесие. Вот я и явился с первой хорошей наводкой на месторасположение некоего объекта.

Источник мой крайне надежен. Он тоже козел, и мы с ним посещаем сеансы одного и того же психотерапевта. А разговор, который вас может заинтересовать, он случайно услышал на скотном дворе.

под знаком молота книга

Я снова едва удержался от смеха. Какой-то козел мне блеет об осторожности. Мне, который скользил, уцепившись за лапы орла, над крышами Бостона. А еще, между прочим, вытащил Мирового Змея из Массачусетского залива. И сковал волка Фенрира новой волшебной цепью. Молоко находится в ином и очень опасном месте. Это место я смутно помнил по детским годам. Когда мне было лет восемь, мы с мамой туда однажды отправились на денек.

В памяти отпечатались пляжи, ириски с солью, роллы с лобстерами, куча арт-галерей и явно страдающая булимией чайка, которая норовила сцапать нашу еду. Ничего более опасного, чем она, я как-то там не приметил. А могила ее называется Курганом Твари.

Прости, мне немыслимо трудно вести речь про нежитей. Они живо напоминают мне о моем отце. У меня лично живо возник в голове целый ряд вопросов касательно детства Отиса.

Но пусть лучше в этом копается психотерапевт. И я торопливо вернул комплексующего козла к основной теме нашего разговора: Если некий объект находится там, будет немыслимо трудно его вернуть. Ведь мало того что он под землей, так еще охраняется мощной магией. Тебе потребуется помощь твоих друзей — гнома и эльфа.

под знаком молота книга

Вот только бы мне иметь хоть смутное представление, где эти мои друзья находятся. Одна надежда, что Сэм про них знает больше. Или так занят просмотром какого-то из своих сериалов, что предпочел дать шанс нам проявить героизм? Первым моим порывом было как следует ему врезать меж рогов, но я все же сумел сдержаться. Похоже, что ситуация улучшалась с каждой минутой. Я внимательно просканировал взглядом улицу. Вроде бы ничего подозрительного. Вот почему информация, которой я поделился сейчас с тобой, особенно что касается заключительной ее части, крайне для них опасна.

Ты должен предупредить Самиру, что… Хрясь! За время жизни в Вальгалле опасные колюще-режущие предметы, которые влетают в вас или в кого-то другого неизвестно откуда, стали для меня делом вполне привычным.

Однако сейчас я просто-таки обалдел, увидев топор, засевший в шерстистой груди козла. Я тут же рванулся к нему через стол, надеясь спасти. Я ведь сын Фрея — бога плодородия и здоровья, и мне от отца достался дар магии экстренной помощи. Если жизнь еще теплится хоть минуту, мне, как правило, удается ее сохранить.

Увы, едва прикоснувшись к Отису, я понял, что с ним все кончено. Топор пробил ему сердце. Женщина за соседним столиком завизжала. Отис ей явно уже теперь не казался милым забавным щенком. Да и чего особенно удивляться такой реакции.

Не желая разглашать свои источники информации, инквизиция, разумеется, настаивала на соблюдении тайны; выдать свидетелей означало бы повредить всей операции. Больше всего подозрений пало на одну женщину, Десль ла Мансине. Ее маленького сына заставили даже давать показания против матери. Вот свидетельство Антуана Годена, одно из типичных. Антуан Годен, житель упомянутого Анже, сорока лет от роду, вспоминая события тридцатилетней давности, которые он, по его утверждению, помнит ясно, когда его, как и предыдущего свидетеля, привели к присяге и стали расспрашивать обо всем вышеупомянутом, клятвенно заявил, что вся округа считает Десль ла Мансине ведьмой, дурной женщиной и колдуньей.

Также подтвердил, что люди говорят, будто упомянутая Десль велела выдернуть три ниточки из прялки одной женщины по имени Принц, когда рожала, и сказала, что с этими нитками сотворит в деревне Анже колдовство и ведовство… В мае показания были прочитаны упомянутому Антуану вновь, и он настаивал и продолжает настаивать на сказанном. Вооружившись подобными сплетнями, которых он насобирал у нескольких десятков жителей деревни, инквизитор в марте г.

Несколько слушаний подряд Десль отрицала свою вину, и ничто не указывало на то, что она ведьма. Инквизитор, однако, что-то заподозрил и заключил ее в тюрьму. Наконец он передал ее светским властям для пытки на страппадо.

Очень скоро Десль ла Мансине созналась и рассказала своим судьям все, что они хотели услышать: К 8 апреля ведьма перечислила сообщников, с которыми встречалась на шабашах.

Протокол ее процесса передали теологам для подтверждения и 18 декабря г. Десль ла Мансине повесили, а потом сожгли за человекоубийство, отречение от католической веры и ересь.

Гарри Гаррисон, Том Шиппи «Молот и Крест»

О ведовстве за все время процесса не было упомянуто ни единым словом. С по г. Некоторых из них обвиняли в смерти людей и животных от эрготизма — болезни, которую вызывает употребление в пищу зараженного зерна, что часто случалось во Франции XVI-XVII вв. Распространение представлений о ведовстве. Первый ведовской процесс, проведенный светским судом в Париже; некоторая видимость законности сохранена, в отличие от инквизиторских процессов.

В Бриансоне, Дофине, женщин и 57 мужчин сожжены заживо по обвинению в ведовстве за два десятилетия, прошедших до середины века. Инквизиция Эвре приговорила Гийома Аделина, настоятеля Сен-Жермен-ан-Лей, к пожизненному заключению за сношения с суккубом, полеты на метле и целование козла под хвостом. Робера Олива сожгли в Фалезе за полеты на шабаш. Инквизиторы расследовали вспышку ведовства в Аррасе, сожгли четырех старух и одного старика.

Парижский парламент и епископы вмешались и заставили освободить оставшихся в живых узников. Священник из Макона казнен за ересь, колдовство и дьявольское искусство. Карл VIII издает эдикт против предсказателей, чародеев и некромантов; закон предусматривает конфискацию имущества осужденных. Ведовские процессы становятся все более распространенным явлением. Массовый процесс в Беарне. Процесс в Люксейе, суд инквизиции. Ведьма из Бьевра, около Лаона, сожжена живьем по ошибке; Жан Боден объяснил эту ошибку тайным судом Господа.

Четырех ведьм троих мужчин и одну женщину сожгли в Пуатье за то, что целовали козла под хвостом и танцевали спиной к спине. Казнь чародея Труа-Эшеля в Париже; перед смертью маг заявил, что во Франции ведьм.

Пик охоты на ведьм во Франции. Церковный совет в Мелюне провозгласил: Церковный совет в Руане изгоняет из города чернокнижников под страхом отлучения. Церковный совет в Бурже распространил решения прежних советов на тех, кто накладывает лигатуру, и дополнительно назначил смертную казнь как наказание всякому, кто обращается за помощью к предсказателям.

Вообще церковные советы, в отличие от инквизиции, преследовали исключительно предсказания и колдовство, почти полностью игнорируя ересь ведовства. Впоследствии самого короля обвинили в том, что он защищает ведьм. В Риоме двоих мужчин сожгли за то, что они накладывали лигатуры не только на людей, но и на кошек и собак.

Закат веры в ведовство. Отец Доминик Гордель замучен инквизицией в Лотарингии. Томас Лоотен из Байоля умирает под пыткой в светском суде. Однако наибольший интерес центрального периода развития ведовства, между и гг.

Итогом светских ведовских процессов стали труды классических французских демонологов: Эльзас, в то время в основном немецкий. Многочисленные казни в мелких деревнях после г.

В Сен-Амарене к г. По всему региону тысячи жертв. Николя Реми, генеральный прокурор Лотарингии, лично вынес смертные приговоры ведьмам между и гг.

Две свирепых эпидемии преследования ведовства в гг. Здесь процессы происходили под эгидой инквизиции, хотя главный судья всегда был мирянином. Анри Боге, главный судья Сен-Клода, развязал обширную кампанию около жертв. Прямым следствием его безумств было то, что в Бургундии ведовские процессы продолжались дольше, чем где-либо. Де Ланкр заявил, что пагубная зараза затронула все 30 жителей провинции, и утверждал, что за четыре месяца успел сжечь ведьм и колдунов.

Из Лабура преследования перекинулись и в Бордо. Центральные области Франции массового террора не знали. Парижский парламент не поощрял охоту на ведьм; уже в г. В тех случаях, когда единственным обвинением было посещение шабашей, без свидетельств причиненного вреда, дело изымалось из производства.

Тем не менее колдовство с применением священных предметов каралось смертью. На практике такая ограничительная политика привела, например, к оправданию 14 человек, которым суд низшей инстанции вынес смертный приговор.

Несмотря на ограниченную юрисдикцию парламента, его влияние было огромно. Местные врачи, бессильные против этой напасти, прибегли к традиционному диагнозу — порча.

Дело стало за малым: Тут же нашлись люди, которые вспомнили, что встречали на шабаше соседа или соседку. Среди свидетелей, опрошенных за несколько месяцев начиная с мая г. Некоторые крестьяне утверждали, что видели среди них и священников, которые служили мессы, стоя на голове.

Итог обвинениям подвел в своем письме местный священник: Этот шабаш был в точности такой, как те, о которых пишут в книгах, всегда и повсюду. Ведьмы натерлись мазью, и высокий человек с рогами унес их через дымоход. Развлекались они тоже согласно обычаю: Единственное, чем был примечателен этот шабаш в Ла-Эйе-де-Пюи, так это тем, что дьявол, ради пущей надежности, часто метил своих слуг печатью.

Чрезвычайно необычно также и то, что более ста священников опознали как участников этих сборищ. Я, со своей стороны, убежден, что все, о чем говорили на процессе, чистая правда, и верю в то, что дьявол, приняв облик крысы, на самом деле разговаривал с одним обвиняемым, мальчиком десяти лет.

Так совместными усилиями судьи и местные жители нашли человек, которым и предъявили обвинение в ведовстве. Некоторых, правда, назвали дважды, и сосчитаны они тоже, соответственно, дважды. Сведения поступили от девяти информаторов: Парламент утвердил смертный приговор первым 12 осужденным еще 34 ждали подтверждениякогда их родные взмолились королю о заступничестве.

По совету своего министра Кольбера Людовик заменил смертную казнь изгнанием из провинции и распорядился вернуть осужденным их собственность. Людовик не обратил на прошение никакого внимания и заставил Нормандию исполнять свою волю. Двенадцать лет спустя, следуя совету Кольбера об усилении центральной власти, а также решив обуздать разгул колдовства и святотатства, Людовик издал свой знаменитый эдикт, положивший конец преследованиям ведьм во Франции.

Эдикт преследовал несколько целей. Прежде всего, он весьма пренебрежительно классифицировал ведовство как суеверие и притворство и, следовательно, попросту опровергал всю устрашающую теорию шабашей, на основе которой демонологи выстроили ведовские процессы. До некоторой степени закон был направлен на защиту тех, кого дурачили предсказатели и маги.

Богохульство и всякого рода святотатственные занятия были запрещены как насмешка над религией и поругание церковной службы. По новому закону судить могли только за преступление как таковое, но не по подозрению в ведовстве.

И, наконец, королевский эдикт стал образцом для подражания для всех провинциальных судов и парламентов. Прежде законы против ведовства во многом определялись местными обычаями и прецедентами, и наказание варьировалось в зависимости от отношения судьи к делу и от того, насколько местные жители боялись ведьм.

Эдикт от июля года, одобренный парламентом 31 августа года Параграф 1 Всем персонам, занимающимся колдовством или называющим себя предсказателями будущего, надлежит после оглашения этого эдикта немедленно покинуть свои дома под страхом телесного наказания. Параграф 2 Все практики и действия, относящиеся к магии и суеверию, заключаются ли они в словах или поступках, если они оскорбляют Святое Писание и литургию использованием заклинанийа также слова и поступки, которые невозможно объяснить естественными причинами в предсказанияхзапрещаются.

Те, кто когда-либо учил подобным действиям других или совершал их сам с какой бы то ни было целью, подлежат дисциплинарному наказанию в соответствии с тяжестью их вины. Параграф 3 Если после оглашения этого эдикта какие-либо злонамеренные люди станут усугублять суеверие безбожием и святотатством под предлогом совершения якобы магических действий или других обманов подобного рода таких как некромантияони должны быть наказаны смертью.

В некоторых областях, однако, процессы не прекращались еще лет 50; в Нормандии в, в Руане, когда Парижский парламент заменил смертный приговор изгнанием из города и гг. Сходное дело о предсказании местонахождения кладов произошло в Дижоне в г. Его признания привели к аресту 29 сообщников. После длительного процесса в Лионе, закончившегося в г. Отца Луи Дебарра, служившего святотатственные мессы с целью обнаружения кладов, сожгли заживо. Это и была последняя казнь за ведовство во Франции.

Когда бы во Франции или в Германии ни устраивали охоту на ведьм, все начиналось с созыва трибунала, наделенного властью принимать решения через голову местных и региональных судов. Лабур стал убежищем демонов, которых христианские миссионеры изгнали из Японии и Восточной Индии, утверждал де Ланкр.

Английские виноторговцы видели, как они толпами летели по небу. Преследования ведьм в этом регионе начались еще в г. Шабаши справлялись на центральной площади в Бордо; иногда до 12 ведьм собирались в Андейе, а иной раз все они летели на Ньюфаундленд!

Некоторые шабаши посещали до ведьм, среди которых было детей! Шабаши были хорошо организованы, за пропуски взимали штраф в одну восьмую кроны, или десять су. Множество признаний, вырванных под пыткой и, судя по всему, внушенных де Ланкром, было записано и переведено на французский. Семнадцатилетняя Мария Дендарт описала, как она в ночь на 27 сентября г. Продемонстрировать мазь суду она не могла, так как дьявол, рассердившись, что она раскрыла его секреты, спрятал.

Собадина де Субиетт и ее шестнадцатилетняя дочь Мари де Нагий рассказали, что дьявол всегда будил их, когда наступала пора лететь на шабаш, и открывал для них окно. Мари де Маригран, 15 лет, с подругами ездила на дьяволе, принявшем облик осла, в Биарриц.

Отец Пьер Бокаль из Сиборо сознался, что служил дьявольскую мессу во время шабаша, за что ему заплатили вдвое против обычного.

Мастерство судьи де Ланкра было таково, что ему удалось выведать у девушек мельчайшие подробности сексуальных контактов с дьяволом. Он не допускал и сомнения в том, что все эти признания заслуживают доверия, подтверждая свою убежденность ссылкой на то, что Католическая церковь совершила бы уголовное преступление, наказывая ведьм за иллюзии, а не за реальное посещение шабашей. Поэтому всякий, кто подвергает сомнению правомерность казней, подвергает сомнению и действия самой Церкви, а стало быть, совершает тяжкий грех.

Массовые сожжения, которые устраивал де Ланкр, повергли весь Лабур в полный хаос. Крайнюю враждебность населения по отношению к себе судья объяснял происками дьявола: Де Ланкр прекрасно знал, какую ненависть он внушает всем, и жаловался, что в ночь на 24 сентября г. Мы, епископ Сити, главный викарий при монсеньоре кардинале Лотарингском в его епархии в Туле, проследив за процессом с применением пыток, который был учинен по просьбе главного патрона упомянутой епархии по делу мастера Доминика Горделя, приходского священника из Вомекура, обвиненного в ведовстве, других преступлениях и искусстве черной магии, имеем сообщить следующее: На основании предварительных показаний против упомянутого священника были выдвинуты обвинения, и для их расследования было открыто слушание, в ходе которого прозвучали признания, противоречащие друг другу, а затем отречение от.

Показания обвиняемого были подвергнуты освидетельствованию и сопоставлены с предшествующими показаниями свидетелей, в особенности Клода Катлинотта и Анри, жены Дидье Гобара из Бетанкура, сожженных за преступление ведовства, которые подтверждали обвинение против упомянутого Горделя и настаивали на нем до конца. Вопросы, заданные упомянутому обвиняемому о том, как он богохульствовал и изгонял бесов, его ответы, документальные свидетельства, на которые ссылался обвиняемый, проведенное нами дознание касательно ценности этих документов, а также другие сведения, представленные в пользу заключенного, прилагаются.

Суду вышеуказанного главного патрона данного процесса предлагаем также отчет о судебных процедурах и пытках, примененных к обвиняемому сегодня в присутствии врача и хирурга, которые обследовали его тело на предмет каких-либо дьявольских знаков, а также другие относящиеся к делу предметы.

По зрелом размышлении и при соблюдении законности в упомянутом деле, безо всякого предубеждения к обвинениям, выдвинутым в ходе следствия, нами было принято решение приговорить упомянутого Горделя, подозреваемого, к допросу с применением пыток, обычных и с пристрастием, тисками для пальцев, страппадо и ножными тисками с целью исторгнуть из него все сведения и заставить дать ответы на все вопросы касательно обвинений, вытекающих из предварительного следствия, имен сообщников и других тайных действий.

Полный отчет будет составлен и отправлен главному патрону, согласно его требованию, для дальнейшего суда, который ему угодно будет произвести. Упомянутому Горделю после строгого внушения о серьезности обвинений против него объявили, что ему лучше добровольно признаться в своих преступлениях, не заставляя нас прибегать к приготовленным для него пыткам, и рассказать всю правду, как только его приведут к присяге, заставив положить обе руки на Святое Писание.

Он ответил, что никогда не был колдуном и не заключал договоров с дьяволом, публичных или тайных. После этого мы приказали мастеру Пуарсону, палачу города Туля, наложить тиски на пальцы его левой руки, за исключением тех, которыми благословляют. Тогда тиски наложили на те же пальцы правой руки, и обвиняемый воскликнул: Тогда мы приказали перенести упомянутые тиски на большие пальцы ног, после чего обвиняемый заявил, что никогда не был ни на одном шабаше и не видел ни одного и закричал: После этого обвиняемого по нашему указанию поместили на лестницу и растянули до первой ступеньки.

На вопрос, бывал ли он когда-нибудь на шабаше и заключал ли союз с дьяволом, он ответил только: Тогда мы приказали развязать его, а затем поместить на указанную лестницу во второй раз; обвиняемый не переставал повторять: Матерь Божия, помоги мне!

Когда его растянули немного сильнее, воскликнул: На вопрос, сколько раз он бывал на шабаше и каких людей там встречал, ответил, что никого не видел, не знает, что такое шабаш, никогда там не был, и продолжал кричать: Господь, сжалься надо мной!

Они терзают тело невинного человека! Матерь Милосердная, не оставляй меня! На вопрос, каким образом он излечил человека, у которого глаз вышел из орбиты, он ответил, что сделал это при помощи оливкового масла и имени Господнего. Продолжал призывать Иисуса, Марию, Божию Матерь, и святого Николая, моля, чтобы они не покидали его и привели его душу в руки Божий.

Мария, Матерь Благодатная, Матерь Милосердная, защити нас от врага и прими нас в час смертный! Святая Мария, будь моей защитницей, я говорю правду. Когда его предупредили, что не следует так полагаться на дьявола, который все равно его обманет, ответил, что никогда не вступал в союз с дьяволом.

Тогда мы приказали освободить ею ненадолго, но он все продолжал кричать: Он ответил, что если когда-нибудь изгонял бесов втайне, то просит за это прощения, а колдуном никогда не. После этого мы распорядились наложить тиски на его левую руку, ногу и бедро.

Он продолжал кричать, что никогда не был на шабаше, и повторял: Я отрекаюсь от дьявола! Матерь Божия, смилуйся надо мной! Никогда я не вступал в союз с дьяволом, тайный или явный. Я никогда не поддавался его соблазнам! Отец Предвечный, помоги мне! Я никогда не видел шабаша. Я никогда не был на шабаше. Отрекаюсь от дьявола и признаю Святую Троицу. Отдаю себя в руки ангелов Господних. Смилуйся, молю тебя, Господь, смилуйся!

Мы напомнили ему, что суда Господня избежать ему все равно не удастся, хотя суда человеческого он избежать может, и что он должен покаяться в своих преступлениях ради спасения души. На что он отвечал, что всегда был достойным человеком и верным священником и никогда не совершал тех преступлений, которые ему приписывают. После этого мы оставили его в башне Ла-Жольетта около огня под присмотром стражи и велели ему подписать протокол процесса, где уже был проставлен год и число.

Просим главного патрона сей епархии обратить внимание на настоящий протокол процесса, чтобы достичь заключения по этому делу или распорядиться о необходимости дальнейшего сбора показаний, что он рассудит необходимым для правосудия. В Туле, того же года и числа. Ж де Гурней, епископ Сити и главный викарий. ИСПАНИЯ Испанцы проводили четкую границу между ведовством и колдовством, и если за последнее во все века строго наказывали, то преследования ведовства были ограничены.

Такая умеренность проистекала из того, что испанская инквизиция держала всю страну под своим полным контролем. Инквизиция в Испании практически не зависела от инквизиции Рима. По странному стечению обстоятельств именно эта страна, где организация, чьей главной целью являлось преследование еретиков, обладала, в отличие от аналогичных образований в Германии и Франции, всей полнотой власти и отправила на костер еретиков больше, чем в любой другой европейской стране, менее всего пострадала от мании преследования ведовства.

В Кастилии предсказателей и тех, кто обращался к ним за советом, объявляли еретиками уже в г.

Гарри Гаррисон, Том Шиппи «Молот и Крест»

Запрет еще усилился в г. Но, судя по всему, на него обращали мало внимания, ибо в г. Сирвело, автор первой испанской книги о ведовстве, рассматривал колдовство как преступление, находящееся в юрисдикции светских властей и отрицал тем самым его еретическую сущность. В этот период неопределенности инквизиторы проявляли значительное разнообразие во взглядах, так что за одно и то же преступление разные трибуналы определяли порой разное наказание.

С другой стороны, в г. Любой католик обязан донести инквизиции на всякого человека, который имеет духов-помощников, заклинает демонов любыми словами или магическими кругами, применяет астрологию для предсказаний будущего, владеет зеркалами или кольцами для заклинания духов, гримуарами или другими книгами по магии. Тех, кто приравнивал колдовство к ереси, ободрила булла Папы Сикста V от г.

Суприма задержала распространение этой буллы до начала следующего столетия. Тремя годами ранее, в г. На протяжении всего XVII.

В результате обвиняемого иногда судили несколько судов одновременно, и вообще наказания, определяемые испанской инквизицией, были, как правило, легче, чем наказания, определяемые светскими судами.

Наличие предполагаемого договора с дьяволом оправдывало озабоченность испанской инквизиции вопросами колдовства, и по стране начали циркулировать различные руководства по допросу подозреваемых. В одном из них содержался пример допроса zahori, человека, который может видеть сквозь преграды, такие как земля.

Благодаря повсеместно распространенному представлению о том, что подземные клады стерегут демоны, такой человек непременно рано или поздно будет уличен в сговоре с дьяволом. Тому, что Испанию ужасы преследования ведовства обошли стороной, она обязана отчасти своему географическому положению эта страна всегда лежала в стороне от основных путей развития европейской мыслиотчасти испанской инквизиции.

Другие окраинные европейские страны, к примеру Скандинавия, избежали массового избиения лишь потому, что папская инквизиция так до них и не добралась. Когда во Франции и Италии уже вовсю жгли женщин за посещение шабашей, в Испании епископ Авилы, ученый Альфонсо Тостадо в г. Даже легковерный Альфонс де Спина в середине XV. Однако в г. Первую ведьму инквизиция Испании казнила в г. В Калаторре Наварра не менее 30 ведьм сожгли в г.

Рациональный подход, вплоть до вынесения некоторых тем на всеобщее обсуждение, а также скептическое отношение десяти членов Супримы к обсуждаемым вопросам объясняют, почему в Испании панический страх перед ведовством не проявлялся вплоть до XVII.

Среди вопросов, обсуждавшихся в г. На самом ли деле ведьмы совершают все те преступления, в которых сознаются, или это самообман? Проголосовали шестеро против четверых за реальность преступлений. Большинство высказалось за примирение; если речь идет об убийстве, то пускай светские суды этим и занимаются. Если преступления ведьм иллюзия, то как за них следует наказывать? Общее решение достигнуто не. Подпадают ли преступления ведьм под юрисдикцию инквизиции?

Является ли признание ведьмы, не подтвержденное дальнейшими доказательствами, достаточным поводом для осуждения? Члены Супримы разошлись во мнениях. Вальдес, в дальнейшем Великий инквизитор Испании, считал самообвинение достаточным поводом для вынесения приговора, лишь когда речь идет о незначительных преступлениях.

Лишь трое членов Супримы высказались за ужесточение преследований; большинство отдало предпочтение проповеди.

  • Крест-молот
  • ПОД ЗНАКОМ СЕРПА И МОЛОТА: КОСИ И ЗАБИВАЙ!
  • Book: Молот ведьм

В заключение Вальдес постановил, что не следует принимать во внимание обвинения ведьм против других людей. И все же эти ограничительные решения вошли в широкую практику лишь в г.

Суприма утихомирила перепуганных наваррцев, бросившихся охотиться на ведьм, и, несмотря на сопротивление, подавила деятельность своих собственных чересчур рьяных инквизиторов в Барселоне в г. До конца XVI. Светские судьи, не дожидаясь вмешательства инквизиции, сожгли обвиняемых. Пьер де Ланкр, судья по делу баскских ведьм в г. Испанская инквизиция пересмотрела свой скептицизм последних 75 лет и решила объединиться с короной и епископами в крестовом походе против пособников сатаны.

И все же просвещенное мнение возобладало, и 26 марта г. Собирать показания и выслушивать признания направили Алонсо Салазара. Отчет Салазара не содержал прямого отрицания ведовства, и все же осудить на основании изложенных в нем фактов кого бы то ни было не представлялось возможным, что и привело к очередному сокращению ведовских процессов в Испании.

Отдельные судебные разбирательства имели, правда, место в, и гг. Суприма продолжала выносить снисходительные приговоры, а то и вовсе отзывать обвинения, иногда открыто противореча распространенному заблуждению, как в г. В последующие несколько десятков лет имело место всего шесть ведовских процессов, но после г. Германия состояла примерно из автономных территорий, как больших, так и крохотных, все вместе они входили в состав Священной Римской империи и формально признавали имперский уголовный кодекс императора Карла Vкоторый требовал для ведьм пыток и смертной казни.

На самом деле в каждом государстве были свои законы. Не только протестантские земли, такие как Саксония чей закон от г. Иногда это было хорошо. Так, могущественный епископ Мюнстерский Бернард фон Ресфельд позволил провести ведовской процесс, однако дальнейшие преследования вызвали у него такой протест, что в г. Правители насаждали или изменяли законы по собственному усмотрению. Протестантский герцог Юлиерс-Берга Вильгельм III находился под сильным влиянием своего врача Иоганна Вейера, скептика, вследствие чего в герцогстве, в отличие от окружающих земель, не было преследований ведьм; однако в старости герцога хватил удар, после которого он уволил Вейера, а в г.

Епископ Вюрцбургский Филипп Адольф фон Эренберг безжалостно сжег сотни ведьм, не пощадил даже по совету иезуита собственного наследника; однако вскоре после этой утраты, году примерно в м, взгляды епископа, по-видимому, переменились, он заказал поминальную службу по убитому и прекратил процессы.

Фридрих I Прусский подпал под такое сильное влияние Кристиана Томазия, что лично принял меры против одного из своих баронов, казнившего пятнадцатилетнюю девушку на основании ее признания в сношениях с дьяволом. Более того, поскольку период самых жестоких гонений на ведьм начался сразу после Контрреформации и продолжался во время Тридцатилетней войныкогда многие земли из католических вдруг становились протестантскими и наоборот, методы наказания за ведовство менялись каждый год.

В Хагенау Эльзас женщину, обвиненную в ведовстве в г. Суд над ней тянулся год, ее пытали семь раз, наконец она призналась и была сожжена. Сожгли еще и соучастницу, шесть других женщин были обвинены в ведовстве. Католическая епархия Бамберга прославилась как центр преследований ведьм при епископе Готфриде Иоганне Георге IIно когда народ восстал и радостно приветствовал протестантскую шведскую армию, ведовские процессы временно прекратились: Зачастую даже представители одной конфессии расходились в способах обращения с ведьмами.

Иезуиты поначалу действовали очень активно по отношению к ведовству, и их ведущие теологи, Мартин дель Рио к примеру, писали устрашающие сочинения, в которых призывали к истреблению ведьм. Позднее иезуиты встали на защиту взглядов меньшинства, а отец Адам Таннер и отец Фридрих фон Шпее вели борьбу с мракобесием.

Настоятель Бальтазар фон Дернбах из Фульды приказал известному своей свирепостью судье Бальтазару Россу истреблять ведьм, надеясь таким образом запугать протестантов и добиться от них повиновения.

Росс втыкал в тела подвешенных на страппадо женщин раскаленные докрасна вертела. Дополнительные разногласия проистекали из обычая направлять сомнительные случаи на юридические или теологические факультеты университетов для арбитража. Но и университеты не всегда придерживались единого мнения.

К примеру, когда герцог Максимилиан I Баварский захотел узаконить пытку как часть процедуры преследования ведьм, трое его советников воспротивились такой идее. Тогда он обратился к университетам; Кельн выступал против пыток, а Фрайбур и Ингольштадт одобряли их применение. В пределах одного-двух десятилетий интеллектуальный настрой одного и того же университета мог претерпеть резкие изменения.

под знаком молота книга

Во время дела семьи Бланкенштейн университет в г. Ведовство пришло в Германию поздно, и до х гг.

Молот ведьм (фильм, ) — Википедия

В других европейских странах ведьм судили с XV столетия, в особенности в Южной Франции и в альпийских областях Италии, откуда явление перетекло во французские Альпы, Швейцарию и Тироль. Профессор юриспруденции в Констанце Ульрих Молитор адресовал эрцгерцогу Сигизмунду Австрийскому книгу о ведовстве, материалом для которой послужили преследования ведьм инквизитором Генрихом Инсисторисом в Тироле с августа по октябрь г. Оттуда ведовство без всякой системы распространилось через Южную Швабию на Вюртемберг и Франконию и далее, на Рейнские земли.

Единичные ведовские процессы проходили в г. Конгрегация набралась сил в Австрии, затем в г. Иезуиты преобладали в епархиях Бамберга, Вюрцбурга и Трира.

Сходные указания отдали два других иезуита, Георг Шерер и Иеремия Дрексель. А теологи-иезуиты, такие как Петр Тирейскийпропагандировали новую теорию с университетских кафедр. Этот неожиданный поворот ясно отражен в протоколах сожжений ведьм до и после третьей четверти XVI столетия. Монополия на ведовство отнюдь не принадлежала католикам; протестанты столь же рьяно уничтожали ведьм, а иногда проявляли в этом деле даже большее усердие. В то время вера в Бога была сопоставима только с верой в Его противника, а потому страх и ненависть к тем, кто вступал с дьяволом в союз, охватила все земли империи, как католические, так и протестантские.

К примеру, в протестантской Саксонии, в Кведлинберге, городке с населением 12 человек, за один день г. Не следует утверждать, что приверженцы какой-то одной религии были более жестоки в преследованиях, чем другие, ибо зачастую все дело было в личном влиянии людей деградировавших, безразличных к любой вере. Тем не менее складывается впечатление, что наиболее жестокие преследования — и по количеству жертв, и по длительности — имели место именно в католических землях, и, возможно, именно там, где не только духовная, но и светская власть принадлежала князьям Церкви: К примеру, в двадцати двух деревнях, находившихся под юрисдикцией аббатства св.

Максимина неподалеку от Трира, за период с по г.