Вечно я говорю очень приятно с вами познакомиться

Страница 13 из Над пропастью во ржи - Сэлинджер Д.

вечно я говорю очень приятно с вами познакомиться

Цитата из книги Над пропастью во ржи (Джером Д. Сэлинджер). Вечно я говорю "очень приятно с вами познакомиться", когда мне ничуть. Вечно я говорю «очень приятно с вами познакомиться», когда мне ничуть не приятно. Но если хочешь жить с людьми, приходится говорить всякое. Мне их иногда до того жалко, что я даже смотреть на них не могу, Вечно я говорю "очень приятно с вами познакомиться", когда мне ничуть не приятно.

Не хотелось, чтобы какие-то любопытные идиоты смотрели, как я лежу весь в крови. Я не могу сказать, что они с ним сделали, — ужасную гадость! Вы бы на него посмотрели: И в конце концов знаете, что он сделал, вместо того чтобы отказаться от своих слов?

Он выскочил из окна. Странные люди эти девчонки. Может быть, это и верно, но это не мешает ему быть гадом. Тот, кто в неё падает, никогда не почувствует дна.

вечно я говорю очень приятно с вами познакомиться

Он падает, падает без конца. Это бывает с людьми, которые в какой-то момент своей жизни стали искать то, чего им не может дать их привычное окружение.

вечно я говорю очень приятно с вами познакомиться

Вернее, они думали, что в привычном окружении они ничего для себя найти не могут. И они перестали искать. Перестали искать, даже не делая попытки что-нибудь найти. Плохо то, что иногда всякие глупости доставляют удовольствие. Нет такого кабака на свете, где можно долго высидеть, если нельзя заказать спиртного и напиться.

Я еще понимаю, если ходят в кино, когда делать нечего, но мне просто противно думать, что люди бегут, торопятся пойти в кино, что им действительно х о ч е т с я туда попасть. Вообще, по правде сказать, я не особенно люблю ходить в театр.

Конечно, кино еще хуже, но и в театре ничего хорошего. Они ведут себя на сцене совершенно непохоже на людей. Только воображают, что похоже. Хорошие актеры иногда довольно похожи, но не настолько, чтобы было интересно смотреть.

А кроме того, если актер хороший, сразу видно, что он сам это сознает, а это сразу все портит. Лучше бы некоторые вещи не менялись. Хорошо, если б их можно было поставить в застекленную витрину и не трогать.

Если девушка приходит на свидание красивая — кто будет расстраиваться, что она опоздала? Я, моя персона и я. Даже если у них слюнки текут во сне — и то на них смотреть не противно. Если стать адвокатом, так будешь просто гнать деньги, играть в гольф, в бридж, покупать машины, пить сухие коктейли и ходить этаким франтом. И вообще, даже если ты все время спасал бы людям жизнь, откуда бы ты знал, ради чего ты это делаешь — ради того, чтобы н а с а м о м д е л е спасти жизнь человеку, или ради того, чтобы стать знаменитым адвокатом, чтобы тебя все хлопали по плечу и поздравляли, когда ты выиграешь этот треклятый процесс, — словом, как в кино, в дрянных фильмах.

He was a pretty good guy. Quite amusing and all. Наверно, думал про рыб. Я опять спросил, не выпить ли.

В общем, он был. Чего вы до сих пор спать не ложитесь? He certainly had it on his mind. Когда я вышел около Эрни и расплатился, старик Горвиц опять заговорил про рыб. Уж не воображаете ли вы, что все рыбы дохнут, когда начинается зима? He was about the touchiest guy I ever met. Everything you said made him sore. В жизни не видел таких раздражительных типов.

Вечно я говорю "очень приятно с вами познакомиться"

Что ему ни скажешь, на все обижается. Mostly with prep school jerks and college jerks. Almost every damn school in the world gets out earlier for Christmas vacation than the schools I go to.

You could hardly check your coat, it was so crowded. It was pretty quiet, though, because Ernie was playing the piano. About three couples, besides me, were waiting for tables, and they were all shoving and standing on tiptoes to get a look at old Ernie while he played. Даже в такой поздний час у Эрни было полным-полно. Больше всего пижонов из школ и колледжей. Все школы рано кончают перед рождеством, только мне не везет. В гардеробной номерков не хватало, так было тесно.

Но стояла тишина - сам Эрни играл на рояле. Как в церкви, ей-богу, стоило ему сесть за рояль - сплошное благоговение, все на него молятся. А по-моему, ни на кого молиться не стоит. Рядом со мной какие-то пары ждали столиков, и все толкались, становились на цыпочки, лишь бы взглянуть на этого Эрни. He had a big damn mirror in front of the piano, with this big spotlight on him, so that everybody could watch his face while he played.

He was putting all these dumb, show-offy ripples in the high notes, and a lot of other very tricky stuff that gives me a pain in the ass. У него над роялем висело огромное зеркало, и сам он был освещен прожектором, чтоб все видели его лицо, когда он играл. Рук видно не было - только его физиономия.

Не знаю, какую вещь он играл, когда я вошел, но он изгадил всю музыку. Пускал эти дурацкие показные трели на высоких нотах, вообще кривлялся так, что у меня живот заболел. Но вы бы слышали, что вытворяла толпа, когда он кончил. Вас бы, наверно, стошнило. People always clap for the wrong things. Anyway, when he was finished, and everybody was clapping their heads off, old Ernie turned around on his stool and gave this very phony, humble bow.

Совершенно как те идиоты в кино, которые гогочут, как гиены, в самых несмешных местах. Клянусь богом, если б я играл на рояле или на сцене и нравился этим болванам, я бы считал это личным оскорблением. На черта мне их аплодисменты? Они всегда не тому хлопают, чему. Если бы я был пианистом, я бы заперся в кладовке и там играл. А когда Эрни кончил и все стали хлопать как одержимые, он повернулся на табурете и поклонился этаким деланным, смиренным поклоном. Like as if he was a helluva humble guy, besides being a terrific piano player.

It was very phony—I mean him being such a big snob and all. In a funny way, though, I felt sort of sorry for him when he was finished. Притворился, что он, мол, не только замечательный пианист, но еще и скромный до чертиков. Все это была сплошная липа - он такой сноб, каких свет не видал. Но мне все-таки было его немножко жаль. По-моему, он сам уже не разбирается, хорошо он играет или. Но он тут ни при. Виноваты эти болваны, которые ему хлопают, - они кого угодно испортят, им только дай волю.

А у меня от всего этого опять настроение стало ужасное, такое гнусное, что я чуть не взял пальто и не вернулся к себе в гостиницу, но было слишком рано, и мне очень не хотелось остаться одному. I ordered a Scotch and soda, which is my favorite drink, next to frozen Daiquiris. Наконец мне дали этот паршивый стол, у самой стенки, за каким-то столбом - ничего оттуда видно не.

Столик был крохотный, угловой, за него можно было сесть, только если за соседним столом все встанут и пропустят тебя - да разве эти гады встанут?

Quote by Джером Сэлинджер: “Вечно я говорю «очень приятно с вами познакомит”

Я заказал виски с содовой, это мой любимый напиток после дайкири со льдом. У Эрни всем подавали, хоть шестилетним, там было почти темно, а кроме того, никому дела не было, сколько тебе лет. Даже на каких-нибудь наркоманов и то внимания не обращали. I was surrounded by jerks. At this other tiny table, right to my left, practically on top of me, there was this funny-looking guy and this funny-looking girl.

They were around my age, or maybe just a little older. Вокруг были одни подонки. Честное слово, не вру. У другого маленького столика, слева, чуть ли не на мне сидел ужасно некрасивый тип с ужасно некрасивой девицей. Наверно, мои ровесники - может быть, чуть постарше. Смешно было на них смотреть.

You could see they were being careful as hell not to drink up the minimum too fast. He was the most boring guy I ever listened to. Real ugly girls have it tough. I feel so sorry for them sometimes. Они старались пить свою порцию как можно медленнее. Я слушал, о чем они говорят, - все равно делать было нечего. Он рассказывал ей о каком-то футбольном матче, который он видел в этот день.

Подробно, каждую минуту игры, честное слово. Такого скучного разговора я никогда не слыхал. И видно было, что его девицу ничуть не интересовал этот матч, но она была ужасно некрасивая, даже хуже его, так что ей ничего не оставалось, как слушать. Некрасивым девушкам очень плохо приходится. Мне их иногда до того жалко, что я даже смотреть на них не могу, особенно когда они сидят с каким-нибудь шизиком, который рассказывает им про свой идиотский футбол.

On my right, the conversation was even worse, though. On my right there was this very Joe Yale-looking guy, in a gray flannel suit and one of those flitty-looking Tattersall vests. All those Ivy League bastards look alike.

Anyway, this Joe Yale-looking guy had a terrific-looking girl with him. Boy, she was good-looking. In the first place, they were both slightly crocked. What he was doing, he was giving her a feel under the table, and at the same time telling her all about some guy in his dorm that had eaten a whole bottle of aspirin and nearly committed suicide.

А справа от меня разговор был еще хуже. Справа сидел такой йельский франт в сером фланелевом костюме и в очень стильной жилетке. Все эти хлюпики из аристократических землячеств похожи друг на дружку. Отец хочет отдать меня в Йель или в Принстон, но, клянусь, меня в эти аристократические колледжи никакими силами не заманишь, лучше умереть, честное слово.

Так вот, с этим аристократишкой была изумительно красивая девушка. Но вы бы послушали, о чем они разговаривали. Во-первых, оба слегка подвыпили. Он ее тискал под столом, а сам в это время рассказывал про какого-то типа из их общежития, который съел целую склянку аспирина и чуть не покончил с.

Девушка все время говорила: Вы только представьте себе - тискать девушку и при этом рассказывать ей про какого-то типа, который собирался покончить с собой! Смех, да и. I told him to tell him I was D. Those bastards never give your message to anybody. Я уже весь зад себе отсидел, скука была страшная. И делать было нечего, только пить и курить.

Правда, я велел официанту спросить самого Эрни, не выпьет ли он со. Я ему велел сказать, что я брат Д. Но тот, по-моему, даже не передал. Разве эти скоты когда-нибудь передадут? She had very big knockers.

И вдруг меня окликнула одна особа: Грудь у нее была необъятная.

вечно я говорю очень приятно с вами познакомиться

I tried to get up, naturally, but it was some job getting up, in a place like that. She had some Navy officer with her that looked like he had a poker up his ass. Я, конечно, пытался встать, но это было ужасно трудно в такой тесноте. С ней пришел морской офицер, он стоял, как будто ему в зад всадили кочергу. You could tell she thought it was a big deal, his being in Hollywood.

It drives me crazy, though. Что же он там делает? Мне не хотелось распространяться. Видно было, что она считает огромной удачей, что он в Голливуде.

Все так считают, особенно те, кто никогда не читал его рассказов. А меня это бесит.