Максим наврузов давай познакомимся

Музей невинности - Орхан Памук

столько жизней? «Давай поженимся!» Преуспевающий бизнесмен Максим со спокойной душой от- пускает свою Расим Балаев,. Рамиз Новрузов, блем, для создания семьи познакомится с одиноким, порядочным. А ты, Коля, береги маму – не давай ей по два ведра воды враз таскать И вот мы уже в колхозе Максима Горького. Пройдено 20 километров. Наврузов Очил – председатель Нуратинского районного совета. Максим Горький писал: «Глупый пингвин робко прячет тело жирное . Посетив национальные подворья, вы сможете не только познакомится с бытом того или иного народа, а так же отведать блюда национальной Давай искупай свою вину, выполняй следующие задание! С Наврузом поздравляю.

Ведь в его силах нуждалась его страна! А будет хорошо стране в его случае России — будет хорошо и евреям, как он считал и как считаете вы, евреи Евромайдана… Все знают, как живёт семья, глава которой ужасно благородный, жалостливый и думает, что это очень благородно — тратить своё время и деньги сначала на друзей, а потом — на семью. Ни больше, ни меньше. Для тебя лизнуть товарищам важнее, чем позаботиться о семье.

Украина не нуждается в. У неё есть свой народ. С Украиной разберутся славяне. А у тебя, прежде твоих друзей, есть твоя семья — твой народ и прежде всех, в тебе нуждается именно твой народ. Который прямо сейчас борется за своё нерастворение среди других народов и вообще за существование. Эта борьба не просто важнее всех майданов, но, в отличии от них -является первостепенной для. Потому что это война твоего! Подумай о своих приоритетах.

Просто сядь и подумай. Есть такая еврейская традиция — думать. Пиши статьи, ходи на сходки и пр. Мы любим и почитаем славян, их культуру и их действительность. Но вмешиваться в них — не. Это не наше. Понятно, если бы там шёл геноцид какого-нибудь народа или что-то. Время от времени кровавые, но так разборкам и полагается. Там никого не убивают за то, что он блондин или цыган. Нет причин для внешнего вторжения. А ты, сколько бы ни жил там — ты не славянин и вмешательство в их внутренние разборки — это внешнее вторжение.

Если ты давно живёшь в чьём-то доме, это ещё не значит, что ты имеешь право вмешиваться во внутрисемейные разборки. Даже когда явно и чётко видишь, что один из спорщиков — герой в белой шляпе, а другой — подлец. Как бы ни проходила их ссора, они в конце концов вернутся жить одной семьёй, а ты станешь недругом так как вмешивался. И тот, за кого ты, как шлимазл, вступался - сначала вспомнит о своём брате. А уже о потом — о приживале, который подвякивал ему в его с братом ссоре.

И не будет из-за тебя затевать новую ссору, не будет особо мешать брату гнобить разозлившего того приживалу. Не подвякивай ни тем, ни другим. Оставь славянские разборки славянам. Это не наша страна. Наш мир разделён на две группы: Поскольку дух Гитлера проходит сейчас по Земле в виде ренессанса антисемитизма и, поскольку враги Израиля чувствуют отсутствие желания у Америки защитить Израиль против ядерного Ирана, те, кто солидарен с Израилем и еврейским народом, обязаны послать громкий и ясный сигнал Израилю, Ирану, ООН и всему миру: Есть несколько вопросов, на которые сторонники Израиля должны дать ответы: Можем ли мы оставаться безучастными, если наш президент говорит Израилю, что он не имеет права строить дома в Иерусалиме?

Нет, мы не можем! Можемлимыподдерживатькакой-либомирныйпроцесс,которыйнепризнаёт право Израиля на существование? Мир - это улица с двусторонним движением. Израиль не должен быть единственным, кто делает уступки; палестинцы тоже обязаныидти на уступки. Можем ли мы поддерживать какой бы то ни было договор, который не признаёт право Израиля на самозащиту против всех своих врагов?

Журнал «Наш дом — Татарстан» №22

Можем ли мы поддерживать беззубые санкции, которые позволяют Ирану разрабатывать ядерное оружие и рисковать тем самым возможностью ядерного Холокоста? Ирансядерным оружием станет выполнять для террористов всего мира роль ядерного зонтика. Эта опасность касается и Америки.

Когда Вашингтон, наконец, поймёт, что Россия и Китай стоят на стороне Ирана? Разве мы только что не арестовали 10 русских шпионов?

Америка находится в состоянии войны с врагами, которые ненавидят нас сильнее, чем сами они любят жизнь. Можем ли мы продираться сквозь этот политкорректный туман, не обладая моральной ясностью и не посвящая все свои силы достижению победы? Рональда Рейгана да будет благословенна его память как-то спросили: Мы - вместе с вами.

Наша цель - победа, ибо без победы выживание невозможно. В х годах американские лидеры спрятали свои головы в песок и игнорировали все угрозы Адольфа Гитлера. Гитлер обещал уничтожить евреев. Гитлер назвал евреев недочеловеками. Гитлер сказал, что евреев следует стереть с лица земли. Можем ли мы сунуть голову в песок и тупо повторять: Можем ли мы просить Израиль стремиться к миру с Хизбаллой и Хамасом, двумя армиями террористов, тренированных и снабжаемых Ираном, накопивших десятки тысяч ракет, способных долететь до крупных израильских городов?

Мы должны также признать существование относительно новой угрозы Израилю. Это - не военная угроза, но она не менее опасна: Сегодня Израиль стоит перед сконцентрированной кампанией отрицания его легитимности.

Когда эта кампания началась несколько лет назад, она была политически маргинальной и была присуща крайне левым и крайне правым. Ксожалению,сегоднякампанияделегитимации Израиля переместилась в основное русло международной политики.

Мы являемся свидетелями усилий по делегитимации Израиля, проникающих в наши международные организации. В году страны всего мира собрались в Дурбане, Южная Африка, чтобы выразить своё осуждение расизму.

Однако, эта конференция так и не дошла до обсуждения проявлений реального расизма во многих странах мира. Вместо этого представители, собравшиеся в Дурбане, заклеймили только одну страну. И вы правильно догадались - они осудили Израиль, ещё и ещё раз, не обращая внимания на факты и безо всякой связи с реальностью. С тех пор эта тема, что Израиль - страна апартеида, превратилась в мантру тех, кто надеется на делегитимацию Израиля. Книга Картера помогла придать легитимность этой вопиющей клевете, и ему должно быть стыдно за это!

Мы видим кампанию по делегитимации Израиля на наших университетских кампусах.

Непокорные. Автор Николай Гришмановский (Леонид Ветштейн) / Проза.ру

В этом году мероприятия этой недели были проведены на кампусах более чем 40 городов, включая и города у нас, в Америке. Да, это смехотворная ложь, но для студентов, не обладающих правдивой информацией, она превращается в реальность.

Вдобавок к этому, американские кампусы стали враждебной территорией для любого человека, пытающего выступить с произральским мнением. Таких ораторов беспрерывно перебивают и криками мешают говорить. В начале этого года посол Израиля Михаэль Орен был приглашён выступить в калифорнийском университете Ирвайн.

Однако у членов Ассоциации мусульманских студентов были другие планы. Они по очереди прерывали посла через небольшие промежутки времени, чтобы не позволить никому услышать его аргументы. Этих студентов по очереди выводили из зала, но они имели наглость предъявлять претензии на нарушение их права слова. Мы видим кампанию по делегитимации Израиля в наших основных церквях. Некоторые из американских конфессий, включая пресвитерианскую, методистскую и епископальную, пошли на обсуждение резолюций, призывающих отозвать свои фонды из компаний, имеющих деловые связи с Израилем, как в своё время они поступили с компаниями имевшими деловые связи с Южной Африкой времён апартеида.

Несколько недель назад пресвитерианские лидеры в Миннеаполисе одобрили призыв покончить с американской помощью Израилю, если он не прекратит расширение поселений. Вы только представьте себе - эти конфессии даже не рассматривают вопрос отзыва фондов из Ирана, а вот по отношению к Израилю они обсуждают такую возможность. Израиль - государство апартеида? Израиль - расистское государство? Что, факты уже ничего не значат? Реальность уже не должна приниматься в расчёт?

В Израиле есть 1. В Израиле расистское подстрекательство считается серьёзным преступлением. В Израиле политические партии, проповедующие расизм, запрещены. В Верховном суде Израиля есть судья-араб. В израильском Кнессете есть арабские депутаты. Арабы служат на высоких должностях в израильской армии и вминистерстве иностранных дел.

Когда Израиль организовал переброску самолётами десятков тысяч черных эфиопских евреев в Израиль, это было отмечено в книгах по истории как единственный случай в её анналах, когда страна перевезла тысячи африканцев в свои пределы не для того, чтобы обречь их на пожизненное рабство, а для того, чтобы принять их как свободных людей и полноправных граждан.

Но если людям мира эта истина неведома, она ничего не стоит. Поэтому мы обязаны распространять ее, чтобы она стала достоянием. Нам всего лишь четыре с половиной года, но мы уже стали самой большой произраильской организацией в мире. В нашей организации состоит свыше тысяч членов, включая тысячи авторитетнейших американских духовных лидеров. Эти лидеры доносят наше послание миллионам христиан в Америке и во всём мире. В этом году мы открыли специальное испаноязычное отделение, чтобы привлечь быстро растущее количество испаноязычных церквей в лагерь друзей Израиля.

Мытакже открыли афро-американское отделение, чтобы наладить сотрудничество с церквями американской чёрной общины и убедить ихпринять сторону Израиля. CUFIпроводитежемесячновсреднем 40 произраильских мероприятий по всей Америке. Мы стараемся не пропускать ни одной церкви, чтобы рассказать прихожанам правду об Израиле. И члены нашей организации, возвращаясь из церкви домой, делятся тем, что они услышали, со своими семьями, друзьями и соседями.

Каждый год мы собираемся в Вашингтоне, чтобы дать знать Конгрессу, что не имеет значения, какой шум поднимают оппоненты Израиля - христиане Америки заодно с Израилем при всех обстоятельствах.

Почти50летназадпрезидентКеннеди прилетел в разделённый город Берлин на пике холодной войны. Он полетел туда в тотмомент,когдаЗападныйБерлинпредставлял собой крохотный форпост свободы, окружённый коммунистической тиранией. Он полетел туда в тот момент, когда Западный Берлин был окружён, загнан в угол, отрезан от снабжения и голоден. Он полетел туда, чтобы передать бесстрашным западным берлинцам мощное послание солидарности и решимости.

Вот что сказал президент Кеннеди в том месте и в тот момент: Сегодня, в мире свободы, самое гордое заявление - Ich bineinBerliner - Я - берлинец. Все свободные люди, где бы они ни жили - граждане Берлина, и поэтому, будучи свободным человеком, я с гордостьюпроизношуслова: Мы должны помнить эти слова больше, чем когда-либо. Сегодня я нахожусь в столице самой великой страны на Земле, Соединённых Штатов Америки, в тот момент, когда Израиль представляет собой крошечный форпост свободы и демократии в море тирании.

Я нахожусь здесь в тот момент, когда Израиль окружён и загнан в угол, когда его бойкотируют и ему угрожают. Я нахожусь здесь для того, чтобы передать вам, моимеврейскимбратьям,зеницеБожьего ока, мощное послание солидарности с вами. В этот трудный момент нашей истории позвольте мне сказать вам кое-что от самого сердца.

Знайте, что то, что я говорю вам сейчас — это чувство, которое разделяется миллионами христиан во всей Америке и во всём мире. Все свободные люди, где бы они ни жили-гражданеИзраиля. Поэтому,каксвободный человек, я с гордостью произношу слова: Когда международные организации игнорируют совершающиеся в мире зверские убийства на грани геноцида и проявления расизма, но не устают нападать на Израиль, мы гордо заявляем: Ани исраэли - Я -израильтянин.

Когда профессора университетов учат своих студентов лжи об Израиле, а студенты во весь голос призывают к уничтожению Израиля, мы гордо заявляем: Ани исраэли - Я - израильтянин. Когда полные ненависти крикуны пытаются заткнуть вам рот, мы гордо заявляем: Когда флотилии, заполненные боевиками, пытаются превратить Газу в иранский порт, мы гордо заявляем: Когда мир осуждает Израиль за защиту своих граждан от тысяч ракет и миномётных снарядов, мы гордо заявляем: Когда террористы угрожают убивать израильтян, мы гордо заявляем: Когда безумцы угрожают уничтожить Израиль, мы гордо заявляем: Когда союзники Израиля, устав от борьбы с тиранией и угнетением, пытаются найти лёгкий выход из ситуации, что, в конечном итоге, приближает опасность к нашему собственному порогу, мы гордо заявляем: ИзраильиАмерикаразделяютобщую любовь к свободе.

Израиль и Америка разделяют общую страсть к демократии. Израиль и Америка разделяют общие иудео-христианские ценности. Израиль и Америка разделяют общую любовь к жизни. Израиль и Америка разделяют общих врагов.

Враги Израиля - это наши враги. Борьба Израиля - это наша борьба. Если должна быть проведена какая-то черта, пусть она будет проведена вокруг нас обоих - христиан и евреев, американцев и израильтян. Мы - одно целое. И нас не запугать, и нас не победить! И в конце - когда отгремит последний бой - флаг Израиля будет развеваться над древними стенами Иерусалима. Кеннеди увеличил число американских тайных агентов в Израиле и в то же время предложил израильтянам прекратить работу над ядерным оружием, а взамен обещал выделить миллионов долларов для строительства завода по опреснению морской воды.

Израиль от предложения отказался. Было известно, что арабские страны рано или поздно начнут производить химическое или бактериологическое оружие, поэтому только ядерное оружие в руках Израиля смогло бы уберечь евреев от нового Холокоста.

Линдон Джонсон, став президентом США после смерти Кеннеди, публично поддерживал Израиль, но вызывал недоверие у израильтян, поскольку был связан с нефтяными монополиями. К му году Израиль научился уже производить ядерную энергию, но не имел ещё ядерной бомбы, поэтому не был защищён от неожиданного нападения со стороны арабских стран. ЦРУ каким-то образом передало эту информацию арабам, и арабы, понимая, что у них есть последняя возможность уничтожить Израиль, пока у него нет ядерной защиты, стали готовить нападение.

В начале лета го года египетский президент Гамаль Абдель Насер начал массивную радио-пропаганду с призывом ко всем арабским странам объединиться для уничтожения евреев. Египетская армия, вооружённая Советским Союзом, медленно продвигалась по Синайской пустыне в сторону Израиля.

Израильский порт Эйлат был блокирован египтянами, и войска ООН по требованию Насера были удалены из районов будущих военных действий. Израильтяне понимали, что как только Египет займёт исходное положение для нападения с юга, Сирия и Иордания ударят с севера и востока.

Соединённые Штаты согласились с тем, что блокирование нейтральных вод со стороны Египта является как бы официальным объявлением войны, но помочь Израилю в этой ситуации отказались. Тогда Израиль сообщил свому союзнику - Америке, что будет воевать один, и попросил убрать американские корабли и самолёты из военной зоны. Известно, что 5-го июня го года Израиль нанёс предупреждающий удар по египетской армии и в течение трёх дней после танковых боёв занял Синайский полуостров и Газу.

По сделанным фотографиям можно было предположить, что судно, скорее всего, американское, но посольство США такое предположение отвергло. Израильтяне решили, что египтяне закамуфлировали свой корабль под американский, и приняли решение корабль атаковать. Он забил тревогу, но израильские самолёты уже отправились бомбить корабль. В 2 часа дня два израильских истребителя атаковали корабль пулемётным огнём и ракетами.

При следующем налёте истребители сбросили на корабль напалмовые бомбы, а три подошедших торпедных катера выпустили несколько торпед. Один из катеров сорвал с корабля спасательную лодку и взял её на борт. Оказалось, что атакован был американский корабль. Израильское правительство действовало честно и. В 4 часа дня оно сообщило о трагической ошибке американскому правительству. Хотя американский корабль, согласно договорённости, не должен был находиться в зоне военных действий, правительство Израиля принесло свои извинения и заявило о готовности компенсировать ущерб.

Американское правительство согласилось с тем, что произошла ошибка, но потребовало компенсации за гибель х моряков. Такова была израильская версия этогоэпизода. Официальнаяамериканская версия не отличалась от израильской.

По этой версии, корабль получил приказ патрулировать у зоны военных действий, но находился в нейтральных водах. В случае, если какая-либо из сторон стала бы препятствовать патрулированию, следовало вызывать помощь с авианосцев Шестого флота, находившихся в Средиземном море. Американские истребители могли бы прибыть к месту нахождения корабля в течение нескольких минут. Оснований для беспокойства, однако, не было: Над кораблём развевался американский флаг, а на бортах были ясно видны белые кодовые цифры, так что принять корабль за вражеский было невозможно.

С 6-ти часов утра до 2-х часов дня израильские истребители пролетали над кораблём девять. Внезапно истребители открыли огонь из пулемётов и обстреляли палубу корабля ракетами, затем быстро скрылись. Сама палуба была превращена в груду металла, а находившиеся на ней моряки были убиты или тяжело ранены. Были повреждены радио-антенны, но всё-таки удалось передать Шестому флоту срочное сообщение о том, что корабль находится под обстрелом и нуждается в воздушном прикрытии.

На всякий случай, для предотвращения новых ошибок со стороны израильской авиации, был вывешен ещё один большой американский флаг. Команда спряталась внутри корабля. Израильские самолёты опять обстреляли корабль ракетами и сбросили несколько напалмовых бомб.

Загорелись сделанные из алюминия радарные тарелки и антенны. Вся верхняя палуба была охвачена огнём. Как только истребители исчезли, команда бросилась тушить огонь. Помощь от Шестого флота почему-то не пришла.

Между тем, к кораблю подошли три израильских торпедных катера и обстреляли его торпедами. Корабль потерял управление и накренился на 10 гралусов, но, к счастью, внутренние отсеки корабля остались невредимыми. Капитан корабля понял, что случилось что-то из ряда вон выходящее: Наоборот, израильтяне открывали огонь по всякому, кто пытался высунуть голову из люка. Наконец, катера ушли, и казалось чудом, что из х человек команды погибли только Хотя это казалось невероятным, американское правительство оставило свой корабль без помощи, зная, что он подвергся атаке.

Позднее у команды корабля нашла хождение своя теория о том, что случилось. Поэтому Израиль и атаковал американский корабль. Существуют ещё несколько интересных вариантов этого эпизода Шестидневной войны, но истинный ход событий и его подоплёка тщательно скрываются до сих пор.

На самом деле произошло вот. За несколько недель до начала Шестидневной войны израильское посольство в Вашингтоне информировало ЦРУ и Белый Дом о своих действиях по предупреждению арабского вторжения. Каждый аспект израильской стратегии был доведен до сведения США, включая и удар по Сирии. Король Хуссейн, однако, не мог противостоять давлению других арабских стран. Он должен был участвовать в войне и помочь Египту и Сирии уничтожить Израиль.

Обещав Соединённым Штатам, что Иордания не будет атаковать Израиль с востока, Хуссейн направил иорданские войска под египетское командование в Сирию для нападения с севера.

ЦРУ же поспешило сообщить Израилю, что угрозы ему со стороны Иордании не. Израильская разведка, однако, быстро узнала о сговоре ЦРУ с Хуссейном. Но разведка обнаружила ещё более поразительный факт - о сговоре ЦРУ с Египтом, все нити от которого вели выше - к Белому Дому.

АРАМКО и другие крупные нефтяные компании были озабочены тем, что американская помощь Израилю приведёт в бешенство арабских нефтепроизводителей. Недостаточно было просто прекратить всякую помощь Израилю - необходимо было оказать секретную помощь арабам. Арабские же лидеры были бы за это благодарны Соединённым Штатам. Белый Дом утвердил план, по которому арабы должны были получить некоторые сведения об Армии Обороны Израиля, самую малость, чтобы, с одной стороны, не нарушить военный баланс, а с другой - дать понять арабам, что Америка на их стороне.

Насер встретил это сообщение смехом. Его воздушный флот мог бы облететь весь Израиль и собрать нужную информацию без помощи американцев. В конце концов, скоро уже и самого Израиля не. Тем же вечером король Хуссейн позвонил Насеру и передал ему полученное от ЦРУ сообщение о том, что Израиль атакует Египет на рассвете 5-го июня. Насер посмеялся и над этим сообщением. Он перестал смеяться тогда, когда утром 5-го июня Израиль уничтожил весь его воздушный флот, а затем уничтожил и воздушный флот Сирии.

В течение ми часов Израиль отбросил египетские войска на юг Синайского полуострова, захватил Газу и западный берег Иордана, и впервые за лет возвратил себе восточный Иерусалим. На осно- Минприроды и Минтранс России. Доклад по основ- нированных свалок для уборки низовали общественный анти- по рекультивации нарушенных ни одного факта браконьерства. В лизован - внесены изменения строители приняли ряд мер по граждан, в основном сахалинцев.

Они идут к своей цели, несмотря на преграды. Среди наших земляков немало и таких, кто совершил настоящий Поступок с большой буквы, но скромно об этом умалчивает. Счастливый человек - Евгений Крылатов приезжал ла, что меня берут. Мы дела- в работу. Росла по карьерной ли с ними совместные програм- лестнице.

Зарплата художника-гра- Валентина Тутурова. Пришла на длиною в жизнь метит летие со дня создания. Там в Сегодня творческий коллектив - постоянный участник город- ских, областных, региональных и российских музыкальных про- Когда ее ученики исполняют потихоньку с помощью заведую- ектов. В составе сахалинской Без этого человека сегодня невозможно представить ни коридоре было много красивых какое-нибудь произведение, Ва- щей клубом и сельчан приводить делегации Детского хора России одно мероприятие Сахалинского областного краеведчес- девушек… Мне достался й лентина Алексеевна просит де- всё в порядок.

Также пришлось ребята выступали в петербург- кого музея. Татьяна Чайченко, заведующая научно- номер. А ведущая нужна только тей пропускать его через душу. Купили там аккордеон и нии закрытия Олимпийских игр влюблена в Сахалин и в свою работу.

Но меня музыки, словно в зеркале, от- самоучитель. Сидела неделю, в Сочи. Это как раз говорит о ражается на их лицах - светлых, занималась. Она не прос- собирать людей Мало кто знает, что так хочется здесь работать! А в декабре юные во- собирает по крупинкам, помогают которая никогда не сбудется, - тала три года: По прошествии времени Вален- калисты вновь поднимались на детям в школах изучать родной вспоминает Татьяна Чайченко.

В детстве, как многие девчон- тина приняла приглашение пе- сцену Кремлевского дворца. Потом архи- Сначала была методистом в та, признается Валентина Алек- семинары для учителей. Мечта сбы- ей и археологией. Но судьба распоряди- хоровом обществе, затем рабо- сеевна. Но именно она помога- Она родилась в теплом Уз- лась, но не. В советские годы в тала в музыкальной студии До- ет сохранить стержень.

Да, быва- бекистане, жила в Ленинграде, В краеведческий музей Татья- стала задумываться о возвраще- обычных общеобразовательных ма пионеров. И только в конце ют состояния, когда опускаются Воронеже, Днепропетровске её на попала благодаря давнему нии в музей.

График журналиста школах были сильны традиции х годов оказалась в стенах руки, - куда от этого денешься? Он привел ее буквально за становилось всё сложнее и слож- хорового пения. Она поступила в Центральной детской музыкаль- Однако это ненадолго. Сила люб- уже закончила школу и поступила руку к известному сахалинскому нее совмещать с обязанностями музыкальное училище.

Все-таки музей его, попала по распределению в С первым выпуском у нее ро- исцеляет. В итоге она вернулась, кое Анивский район. Так появи- бусе на работу. Мысли о делах, следовала вслед за семьей.

Вдруг пасть на остров, знакомый только успех, дал девушке шанс про- не собирается ничего менять в в клуб, это был единственный Чуть позже он получит название слышу разговор двух женщин, по документальным фильмам, явить.

Одна го- было для нее мечтой. В х опять до пятницы как-то надо до- Никто не думал, что останемся рез два дня прибежала обратно. В самый первый Он спрашивает: Всё в каких-то темно- пятидесяти человек. Валентина что никогда так не думала. На день папа повел нас прогуляться Отвечаю: Я - по городу. Он посмотрел и говорит: Потому что от мечты, как и от В зоне молодость берет.

Стала очень серьезный репертуар. Лучше больше доступа Число автобусов на линии Южно-Сахалинск - Сине- горск увеличилось. Такое решение Завершился первый этап единения, а операторы связи принято в результате мониторин- программы, решающей заходят и ставят свое оборудо- га пассажиропотока на линии проблемы с сотовой Южно-Сахалинск - Синегорск, вание, - объяснил Сергей По- связью на автодорогах пов, руководитель Агентства по объектов.

Самый дальний рас- - рассказывает Виталий Рыбак, а также с учетом пожеланий го- Сахалина. Вопрос об улучшении качест- и связи Сахалинской области. Туманово, й километр на компании. Самая высокая точка - это технологиями, как 3G и 4G, но я обстановкой на этой линии с 7 пальной транспортной компании. Так что, я думаю, в бусов задействовали три новых по следующему расписанию: Специалистам приходилось тя- нии-подрядчика.

Но это тоже сложности одновременно могли - из села в областной центр - в ми-операторами мобильной свя- ревалом. Эксперты пришли к вы- корсаковской трассе. Первым и вопрос времени и дополнитель- ехать порядка 70 человек как По озвученным сидя, так и стоя.

В новых же по действующему расписанию. Пока это уникальный сился на условия сотрудничест- должен быть обеспечен практи- 22 места для сидения. В связи компания также обслуживает легла на плечи регионального объект на острове.

Всего же на ва, стал МТС. Что касает- нехватку мест было принято - Санаторный. С 16 марта во- - Выбран такой формат взаи- возведено 14 вышек связи. Но помимо этого нируется продолжить - охватить автобусов, отправляющихся в пункта в сторону областного полностью финансирует инфра- - Вдоль дороги Южно-Саха- все-таки можно будет восполь- устойчивым покрытием центр и утренний час пик из села в обла- центра в В комплексе общей площа- шей области не было такого дью 6 тысяч квадратных метров оборудования.

Родителям и их смогут проходить единовремен- детям, которые нуждаются в реа- ную реабилитацию ребят из билитации, приходилось ездить в всех районов Сахалина и Курил. У - Могу сказать, что практически в состоянии принимать лишь 45 три блока разной этажности - от нас появилось оборудование для все проблемы речи ребенка - как пациентов.

Он физиологически ведут профильные врачи - орто- комплексную реабилитацию де- балансиров для стимуляции вес- готовит организм к коррекцион- пед, невролог, педиатр, а также тей с особенностями здоровья. Такое и на треть. За основу мнение высказал Олег Кожемяко Однако есть пока и проблемы. А в долинской очередь должны появиться в круп- действующих в регионе Невель- Улучшение качества медицин- поликлинике остро не хватает ных населенных пунктах острова. Важно оснастить их современным шей в себе детское и взрослое ных тем рабочей поездки.

Компьютерный томограф, три прием посетителей в две сме- можностями для диагностики Еще одно решение, которое аппарата искусственной вентиля- ны. Фактически же к нам приходит пациентов. Я поддержу создание было озвучено на встрече, - в ции легких, портативная ультра- в три раза больше, - сообщила на такой программы; думаю, этот этом году запланировано начать звуковая установка, физиотера- встрече с губернатором области вопрос уже давно назрел.

Есть потребность будем активнее привлекать на рос использования служебного рудования и спецтранспорта, в специалистах, которые готовы Сахалин федеральные средства жилья. Сейчас оно предостав- поступившего в медицинские у нас работать, но их негде раз- по государственным програм- ляется лишь на период работы учреждения Долинского района местить.

По поручению президента в учреждениях отрасли. Уходя за последние два года. Считаю, что региону необ- охранения области Алексей Пак, чтобы врачи, отработавшие в 7 врачей и 12 медработников. Трениров- Сахалинской области человек занимаются в спортивном доставляют на специализиро- ки для ребят проводятся прошла в Корсакове.

Вил веревочку детинушка, песню грустную он пел: Крепостное право в России отменили в году. А звали мою бабулю Христоха. Была она, по словам деда, добрая, работящая и любящая хозяйка. Через год после свадьбы родила она сына и назвала его Андреем. А еще через два года еще сына и назвала — Павлом. Позднее в семье деда родились дочери Мария и Анастасия.

Трудились Иван и Христоха на своем земельном наделе от зари до зари, ко никак не могли выбиться в люди. И, чтобы как-то сводить концы с концами, на зиму дед уезжал в Питер на заработки. Работал на канатной фабрике Ижорского судостроительного завода. Тяжелые условия труда, штрафы и обсчеты при выдаче заработка, толкнули рабочих завода зимой года на забастовку.

Все пошли, и дед пошел. И не просто пошел поругать администрацию, а возглавил группу подъвыпивших мужиков. Ворвались в фабричную лавку, выкатили и распили две пятиведерные бочки белого вина водкисъели несколько пудов колбас, много калачей и буханок хлеба. Естественно, полиция погромщиков арестовала. На допросе дед схитрил и не назвал своей настоящей фамилии. Это, чтобы семью не терзали. А назвался Гришмановским, по фамилии пана — Гришмана. Так по-уличному назывались все мужики из деревень Себежского уезда.

Суд присяжных приговорил деда к ссылке в Сибирь на вечное поселение, под надзор полиции. Заковали руки и ноги деда в кандалы, и зашагал мой дедуля, под фамилией Гришмановский, под конвоем конных казаков, под звон кандалов, по завьюженным зимой, по пыльным летом большакам, на Восток. Шли весь световой день. Спали зимой на постоялых дворах, летом — в поле на траве. Отстающих казаки били нагайками.

За недобрый взгляд или пререкание били кулаком по лицу. От побоев у деда выпали почти все зубы. Кожа на запястьях и на ногах выше щиколоток кандалами была стерта почти до костей, спина и плечи исполосованы нагайками.

В пути и на ночлегах узники тихо пели: Динь — бом, динь — бом, путь сибирский дальний. Динь — бом, динь — бом, слышно там идут, нашего товарища на каторгу ведут. Андрей — мой отец — стал главой семьи. Весной года половина узников, в том числе мой дед, дошли до Омска. Половина умерли в пути. В Омске деда посадили в трюм баржи и вниз по Иртышу привезли на пристань Устьшиш. Далее пешком по лесной дороге, через Новоягодное волость до деревни Любанка.

Расковали сняли кандалы и передали под надзор полиции, лишив права выезда и переписки. Написали прошение к властям: В конце лета года семья деда переехала из Белоруссии в Сибирь. К этому времени дед Иван Фомич Гришмановский, с помощью односельчан, на самом высоком местена окраине деревни Любанка, построил большую, светлую — в четыре окна хату из сибирских лиственниц, с сенями и амбаром. Обзавелся коровой, парой лошадок, овцами, гусями, курами. Большая, работящая, дружная семья нуждалась в опытной хозяйке.

В году женили отца на высокой, красивой шатенке из деревни Чиганы — Федоренко Анне Игнатьевне, года рождения, украинке, уроженке Могилевской губернии. Была она на два года старше отца. Голубоглазая, стройная, с волнистой, огненно-рыжей косой до бедер. Умела делать абсолютно. И женскую и мужскую работу выполняла быстро, но не спеша, основательно, без переделок. Так в глухой, таежной, сибирской деревушке — Любанке появилась новая русско-украинская семья Гришмановких.

Ее старшие братья Иван и Данила были здоровенными мужиками, а младшие сестры Прасковья и Евдокия — высокими, статными, рыжие, спокойного характера, рассудительны и расчетливы.

В большой таежной деревне Чиганы семья Федоренко была одной из зажиточных. Достаток складывался из дружной работы, скромности и бережливости. У мамы был высокий, красивый голос. Я звал ее мама Аня, произнося слитно. Когда мне надоедало возиться с котятами, кутятами или ягнятами, я подбирался к ней поближе и, глядя в ее добрые голубые глаза, просил: Мама запевала тихо, нежно, сердечно.

Я подпевал ей своим звонким, детским голосом. Она делала мне замечание: Старался я подражать маме, но не всегда получалось. На своем коротком женском веку Маманя родила восемь детей: В году в верховье речки Кукса, на которой стояла наша деревня Любанка, была эпидемия холеры.

Уцелели только те семьи, во дворах которых были колодцы. Наша семья воду брала из ручья Мырски, протекавшего у самого Ларионовского кладбища и, естественно, одной из первых занесла холеру в дом. Первым умер малютка Коля, за ним Настенька и Ксюша, последней Фрося. Так, в течение одной недели, мои родители похоронили четверых детей. Мама хотела к старости иметь помощницу — дочь. Вместо дочери, в день весеннего Николы родила сына и, всем смертям назло, назвала Николаем.

Много слез пролила Маманя по умершим детям. Зато изо всех сил берегла меня, Егора, Фому и Аню. Я уже писал, что мой дед — Иван Фомич научился курить лет в восемь. Курили отец и братья. А Мама не переносила табачного дыма. Братья курили дешевые папиросы, отец — махорку в самокрутках, а дед — турецкий табак-самосад в трубке.

Дед плел рыболовные сети или вил пеньковые веревки, отец и братья щипали дранку под штукатурку и вязали в пудовые пучки. Все четверо при этом нещадно дымили. Маманя пряла пряжу веретеном или на самопрялке, или на кроснах ткацком, ручном станке ткала льняное или полушерстяное полотно, или шила вручную белье и верхнюю одежду.

У меня появлялся надрывной кашель, слезились. Возникали ссоры между мамой и курильщиками, нередко доводившие маму до слез. Тогда братья выходили в сени, а отец открывал дверь, чтобы проветрить хату. Так, на почве бескультурья мужчин, в нашей семье складывались антагонистические отношения.

А он в ответ шепелявил беззубым ртом: Я заступался за маму. В году наша семья переехала в деревню Качуково Знаменского района Омской области. В версте от центра Сельсовета и мечети у излучины речки Малай Ушайра построили большую хату с окнами на Восток и Юг, с сенями, амбаром и подъездом сарай для инвентаряовчарню.

Все это под одной тесовой крышей. За хатой свинарник, курятник-гусятник и двор для лошадей и коров. Получилось вполне приличное подворье. Рядом с нами поселилась семья Трошковых, а через пять лет нашими соседями стала семья Скомороховых. Это поселение называлось хутор Гришмановских. Большую хату в Любанке подарили зятю Бородину Алексею Максимовичу. Назвали его Петром, в честь праздника Петрова дня.

Это был крепкий, подвижный толстячок. Мой племянник Петька Бородин был моложе меня дней на сорок. Когда нам было года по три, с Петькой произошел несчастный случай. Это было в какой-то зимний праздник. В хате жарко топилась железная печь. Лечили его в Новоягодинской больнице, но глаз не спасли.

Так и стал он Петька-одноглазым. К несчастью и я в ту зиму переболел свинкой, скарлатиной и чем то. Жалея нас — сорванцов, Маманя и сама разболелась. То и дело пила капли Датского короля и отвары чаги и целебных трав. В раннем детстве пас гусей, ловил рыбу, собирал ягоды, грибы, добывал кедровые орехи. У своего деда Фомы и отца Ивана учился плотничать, столярничать, класть печи, пахать, сеять, убирать, молотить и веять, управлять волами и лошадьми.

В зрелом возрасте о себе говорил: А еще он хорошо пел. На моей памяти, голос у него был бас мягкий — бархатный. Выше среднего роста, широкоплечий, тучный брюнет с копной прямых волос, он был похож на матерого медведя. Ровная, не торопливая речь, спокойный, покладистый характер добавляли ему солидности. Дед мне о нем рассказывал: Как-то раз задрались гусаки — наш и старостин.

Андрюха схватил старостиного гусака за крылья и придержал, пока наш гусак надавал тому тумаков. Андрей напугался и даже заболел. Я хотел отомстить старосте, но соседи отговорили.

Черт побрал бы того старосту! Мои братья и сестра отца звали тятя. До начала учебы в школе до года я тоже звал его тятей. Я быстро к этому привык. Отца призвали на защиту Отечества. Пару месяцев в Омске промуштровали и в товарных вагонах привезли на Юго-Западный фронт в армию Брусилова. Весной года, по подступах к Кракову, будучи стрелком в пехоте и, находясь в передовом отряде дивизии, отец был тяжело ранен пулей в правое бедро и пленен австрийцами.

К счастью рана была сквозная и кость не раздроблена. Подлечили его австрийцы и продали польскому пану. В плену отец находился до конца года. После Октябрьской социалистической революции, в декабре года отец был освобожден из плена и в январе года вернулся к семье.

Радостно встретила отца большая семья. Беременной была мама, провожая отца на войну. Несказанно рад был отец, обнимая сыновей и дочерей, особенно родившихся без него малюток Ксюшу и Настеньку. Близнецы были так похожи, что даже родители часто путались, называя Ксюшу Настей, а Настю Ксюшей.

Рыжие лепетуньи засыпали отца вопросами, лишь только переступал он порог: А почему ты колючий? А когда ты принесешь нам живую белочку? А почему от тебя пахнет дымом? Вел агитацию среди русских солдат-военнопленных и бедных польских граждан о необходимости прекращения войны, о братании солдат, о заключении мира с Австро-Венгрией и Германией. В Сибири в году хозяйничали банды Колчака. Отца, как члена РСДРП, опытного воина и надежного товарища, вовлекли в Ларионовский партизанский отряд, в составе которого он до осени года вел борьбу с колчаковцами.

Отряд скрывался в окрестных лесах, нападал на обозы и мелкие группы врагов. Потому и не брился отец и пахло от него дымом партизанского костра. После разгрома колчаковцев, отряд расформировали. Уже в начале тридцатых годов, когда отец и брат Егор жили на Алдане, зимней ночью к нам на хутор явился мулла из соседней деревни Устьтамак. Под тулупом у него болтался маузер в деревянной кобуре. Он требовал от деда и мамы отдать ему винтовку.

Едва уразумели его, что винтовку отец давным-давно сдал в ОГПУ. Позднее мы узнали, что мулла Зайнюк был арестован и предан суду за антисоветскую и антиколхозную агитацию, за незаконное хранение боевого оружия. Ленинская Новая экономическая политика НЭПв свое время, оживила село. Крестьяне начали покупать конные косилки, жатки, плуги, грабли, молотилки, веялки. Наша семья, в складчину с соседями, тоже обзавелась этим сельскохозяйственным инвентарем.

Братья, окончив 4 класса, стали хорошими помощниками отцу. Летом года женился старший брат Фома. В жены взял красивую, статную, умную и работящую девушку — Евдокию Денисовну Леонову — из деревни Чиганы. На свадьбе было много гостей, вина, домашнего пива, вкусной еды, музыки, плясок и песен. В детстве у меня была хорошая память. Братья читали мне из настенного календаря стихи.

Я быстро их запоминал. Особенно любил стихи Некрасова. Достаточно было прослушать два — три раза и готово — запомнил. На свадьбе мне очень понравилось, как играл на гармошке зять Алексей Максимович Бородин и на скрипке Антон Разгуляев. Подвыпивший дядя Федор Кононович Дулаев поставил на стол табуретку, а не табуретку меня, потребовал тишины и приказал: Я в ответ говорил, что это они — братаны меня научили.

Оказалось больше пяти рублей. На них купили мне ситец на рубашку и штаны и первые настоящие ботиночки. Я хвастался покупками в деревне и в соседних хуторах Войцеховских, Мигелей и Лосенковых. Отец на свадьбе был запевалой. Коронной была песня о Ермаке. Хоть и хорошо было на свадьбе, а песни пели грустные.

После свадьбы братья начали строить пятистенный дом для новой семьи Гришмановских — Фома и Евдокия. Отец и братья каждую зиму работали на лесозаготовках. Для своего дома выбирали самые лучшие боровые сосны и звено за звеном прибавляли к срубам.

Каждое утро братья пилили на козлах доски для пола, балки и плахи для потолка, тес для кровли. Хорошо наточенная, тяжелая продольная пила, в молодых, здоровых руках братьев пела: Крупные опилки летели к ногам того, кто стоял под козлами и дергал пилу. Тот, кто стоял на козлах, на пилимом бревне, уставал меньше. Он только выдергивал пилу вверх и направлял по разметке.

Однажды в морозное осеннее утро братья вышли на пиление. Для обогрева рук рядом с козлами развели костерок. Дым поднимался прямо в небо. Вдруг в окно постучал Егор и позвал. Спросонок я не понял. На березе сидели лесные красавцы — глухари, прилетевшие на дым костра, поклевать угольков.

Я принес ружье и подаю Егору. Мое лицо обдало пороховым дымом из капсюльки. Бросив ружье, я заревел. С криком радости ухватил глухаря за шею и потащил в хату. На пороге встретила Мама и, то ли с радостью, то ли с упреком сказала: С полем тебя Колюня! Переполненный радостью, прибежал я к братьям, поднял ружье, тщательно отряхнул его, положил на плечо, как грабли и торжественно зашагал в хату.

Мама уже ощипывала глухаря, а я разделся и принялся протирать отпотевшее ружье. В году на моей малой родине случилось наводнение. Иртыш вышел из берегов, затопил всю свою пойму, принес огромный вред полям и лугам.

Под окнами нашей хаты плескалось большое озеро. Баня, построенная в двухстах метрах от хаты, на берегу Малой Ушайры, была затоплена. Чтобы истопить баню, дрова Егор привез на лодке. В предбаннике веслом прибил две водяные крысы. Он по утрам объезжал на лодке огород, острогой колол щук весом до пяти фунтов. В баню шли по воде, взрослым по колено, мне — выше пояса. И все таки помылись, а дед и отец даже попарились. Ловили ее кто чем.

Солили, вялили, сушили, запасая на зиму. Скот денно и нощно пасли в лесу, охраняя от диких зверей. У соседей — Трошковых медведь задрал молодую телку. А у нас рыжий мерин по кличке Анчут, строптивый такой, отбился от табуна и у Черного яра на него напал медведь. Насел коню на круп, а до горла добраться не смог. Сильный конь приволок медведя в деревню, и только когда, разбуженные ржанием люди закричали, медведь отпустил его и скрылся.

Его обменяли на годовалую кобылку. Анчута татары зарезали на махан, к своему празднику Курбан-байрам. Все жители деревень и хуторов ловили рыбу, собирали ягоды, грибы, добывали кедровые орехи. Мне работы было по горло: В один из зимних вечеров в нашей семье зашел разговор о домовых, леших, русалках и чертях.

Дед, отец и братья, щипая штукатурную дранку, рассказывали одну историю страшнее. Мама ворчала на них, чтобы не пугали меня небылицами. Мальчишки начали делать деревянные сабли и играть в Чапаева. Всем пацанам хотелось иметь папаху. В магазине Сельпо папаха из искусственного каракуля стоила около семи рублей. Мне казалось — сбывается моя детская мечта. И, получив заверение в серьезности обещания, схватил коробку спичек и выскочил из избы.

А на дворе буран, аж с ног валит. До бани двести метров. Вот миновал я дом и огород Трошковых, дальше пустырь. Здесь и волчара может шляться. Собаки надежные, с одним волком справятся. А если волков два или стая?. Эх, напрасно косарь не. Но вот и баня. Приподнял щеколду, толкнул дверь. Мальчик в мгновенье вскочил в предбанник, Белка осталась караулить. Прикрыл дверь, зажег спичку, прислушался. Никаких звуков, кроме завывания ветра. Рванул тяжелую дверь, а она не открылась.

Несколько раз ударил ногой в дверь и зычным голосом закричал: Откройте дверь, отдайте белье! И о, чудеса — дверь медленно, со скрипом, открылась. Я замер… Спичка погасла. Нет там никаких чертей, их вообще нет на свете.

Я зажег еще спичку, заглянул за каменку, под полок, в бочки для горячей и холодной воды, снял с шестка мамину ночную рубашку, кальсоны отца, деда, братьев, свои кальсоны и рубашку, вышел в предбанник. За мной вышел Мальчик и тявкнул. Вышел из предбанника, закрыл дверь на щеколду, поправил белье, чтоб не растерять и сначала медленно, затем все быстрей и быстрей зашагал, а потом и побежал домой. Теперь впереди бежала Белка. Мальчик охранял меня сзади. Запыхавшийся врываюсь в хату.

Мама уже одетая — собралась меня встречать. Белье бросаю на пол. Выкладывайте заработок — уговор дороже денег. Отец подозвал меня, погладил по белым кудряшкам, похлопал по спине и своим мягким басом молвил: Через неделю отец привез обещанную папаху, а еще и карманный фонарик с плоской батарейкой.

Радости моей не было границ. Я сам выстрогал себе две сабли: Ходил по хутору и кромсал снежные сугробы и придорожный бурьян. Долгое время ни у кого из ребят не было папах. У отца, от полученного ранения, правая нога плохо сгибалась. Русские печи и голанки, сложенные им в годы Великой Отечественной войны, стоят, работают и не дымят.

Мерилом мастерства для него были: Вся мебель, а так же окна и двери, красивые наличники, телеги и ходок легкий фаэтонсани, лыжи, лодки, бочки для воды и солений, все было сделано его руками. В Сибири каждый клочок пахотной земли приходилось отвоевывать у тайги.

Из сосновых гнали смолу, из березовых — деготь. В смесь смолы с дегтем добавляли рыбий жир и получали хорошую смазку для тележных осей. Наши телеги не скрипели. Колесные втулки, спицы и обода отец и дед делали сами, а шины из железной полосы делал и натягивал кузнец Войцеховский Мигдон Иванович мастер золотые руки. Он то и посоветовал отцу выбрать место для поселения за речушкой Тевриз, впадающей в Малую Ушайру. Конфигурация этого полуострова на самом деле напоминала голову медведя.

Из рассказов мамы помню. Крестили меня в Ларионовской церкви в день зимнего Николы 19 декабря года. Нагрели воду для купели больше нужной температуры.

Я заорал во всю мочь и вцепился в волосатую руку попа. Стоявший близко отец схватил, вырвал меня из поповских рук со словами: С трудом сдержали и угомонили его присутствующие. У крестной, к счастью, при себе оказался пузырек с льняным маслом. Натерли меня этим маслом и спасли. Однако, две недели я хворал от горячей купели. Уже в тридцатые годы родители иногда вспоминали о дне моего крещения, славили куму Настасью Григорьевну. Кстати, не смотря на болезненное состояние, прожила она больше ста лет.

Может быть потому, что ее любимым лекарством были капли Датского короля. Этими каплями она часто делилась с моей мамой. Пахотной земли у хуторян было мало — по гектару на человека. Основой хозяйств было скотоводство и огородничество. Деревня и хутора пастбища огораживали забором из жердей. Лошади, коровы, овцы и гуси паслись на заливных лугах самостоятельно. Для свиней делали отдельные поскотины. Прямо за огородами начиналась тайга. В тайге много мелких зверюшек бурундуки, белки, горностаи, колонки, соболи, зайцы ; средних зверей лисы, еноты, барсуки, росомахи, рыси, на речках бобры, выдры ; крупных зверей волки, медведи, дикие олени, лоси и конечно же лесных птиц рябчики, куропатки, тетерева, глухари в полях и лугах перепелки, на озерах, речках и болотах — утки и кулики.

На островах большого таежного озера Артеев каждое лето гнездились дикие гуси и журавли. Леса этого благодатного края полны ягод и грибов. Но самое ценное на моей малой родине — кедровые орехи. В таежных деревнях и хуторах они самый наипервейший продукт.

Все сельские мальчишки и девчонки хорошие Лазуны по кедрам. Я тоже не был исключением. Каждое лето ты заготавливали на зиму много грибов, ягод и орехов. Не помню в котором году был очень хороший урожай кедровых шишек. В один из августовских дней сноха Евдокия Денисовна Дуня позвала меня сходить за шишками на острова чистого болота, за речкой Киневат.

Взяли берестяные кузова для шишку, туяс с квасом, по ломтю хлеба и в путь. Долго шли знакомыми тропами и, наконец, вот он кедрач. Я влезаю на кедры и стряхиваю с ветвей шишки. Дуня собирает их в кузова. Вот уже кузова полны. Я сижу почти на вершине кедра. Поднялся еще метра на два, трясу — бесполезно. Я вцепился руками в верхушку и закрыл.

Казалось, я лечу целую вечность… и плюх! Открываю глаза и вижу красивое лицо Дуни в слезах. Она своим головным платком машет над моим лицом, отгоняя комаров и мошек. Чувствую под задом сырость и прохладу. Поворачиваю голову направо и вижу — рядом березовый пенек. Мгновенно представляю, что было бы, если бы упал на него, и теряю сознание. Палками сбили ее и, отдохнув, отправляется в обратный путь. Полные кузова тяжелы, мы часто отдыхаем. На подходе к дому, Дуня меня просит, чтобы я никому не рассказывал о падении с кедра.

Я даю слово молчать, как рыба. Дуня, накормив его грудным молоком, уходила работать по дому, в огород и даже в поле, я с удовольствием выполнял роль няньки. Малыш гулил, улыбался и даже смеялся я строил перед его лицом смешные рожицы. Когда Линька так звали его все начинал плакать и чмокать губами, я звал Дуню, чтобы она его накормила. В хате, к потолочной балке было прикреплено железное кольцо, в которое вставлена березовая жердь. К одному ее концу подвешена люлька.

Это деревянная рамка, обтянутая грубым полотном, что-то вроде гамака. Жердь, пружиня, качала уложенного в люльку ребенка. В один из сентябрьский дней вся семья уехала в поле, убирать толи ячмень, толи овес, а может быть лен теребить тот польский лен, семена которого отец привез из под Кракова.

Я остался нянчить Линьку. Сытый пацан спал, почмокивая губами. Но вот он проснулся, завозился, пискнул, чтобы на него обратили внимание видно он был мокрый и проголодался и заплакал. Я подошел к люльке, достал из-под подушки соску и вставил Линьке в рот. Некоторое время он сосал ее, но поняв, что она пустая, заревел вовсю мочь. Чтобы успокоить малыша, я усиленно качал люльку вверх, вниз, в стороны. Брать ребенка на руки мне не разрешали. Тогда я опустил люльку пониже, навалился на нее, и напевая: И вдруг, кольцо оторвалось от балки, люлька с малышом шлепнулась на пол, я придавил Линьку, жердь ударила меня по спине и голове.

Отбросив жердь, я пытался поднять малютку, но вспомнив запрет, стремглав бросился в поле за Дуней. Хату даже не запер. Почти на полпути к месту работы взрослых меня догнала наша собака Белка сибирская лайкаобогнала и злобно залаяла. Дуня издали заметила меня и бросилась на встречу.

С ревом я сообщил ей жуть. Подбегаем к хате — тишина. У меня сердце оборвалось: Вбегаем в хату и видим: Дуня хватает сына на руки и, уже с доброй улыбкой говорит, показывая на Белку: Ты — мужичок с ноготок. Я стоял в углу между печью и дверью. Стою в углу, молчу. И так мне обидно.